ГлавнаяИсторияГ.Я. СедовЗемлякиПриродаРыбалкаПочем рыбка Отдых в Седово ФотогалереяГостевая книга


Павел Лукич Фефилов, художник, краевед, писатель

Павел Лукич Фефилов, художник, краевед, писатель

Перевозка миноноски по железной дороге на Дальний Восток в период Русско-Японской войны

Перевозка по железной дороге судов на Дальний Восток в период Русско-Японской войны

Перевозка по железной дороге судов на Дальний Восток в период Русско-Японской войны

Перевозка малой подводной лодки по железной дороге в годы Русско-Японской войны

Перевозка по железной дороге судов на Дальний Восток в период Русско-Японской войны

Перевозка по железной дороге судов на Дальний Восток в период Русско-Японской войны

Канонерская лодка "Хивинец"

Канонерская лодка "Хивинец"

Крейсер 2 ранга "Алмаз" после прорыва во Владивосток

Крейсер 2 ранга "Алмаз" после прорыва во Владивосток

Старая фотография Николаевска-на -Амуре

Старая фотография Николаевска-на -Амуре

Фото периода Русско-Японской войны, Николаевск-на-Амуре

Фото периода Русско-Японской войны, Николаевск-на-Амуре

Капитан I ранга Владимир Николаевич Миклуха

Капитан I ранга Владимир Николаевич Миклуха

Военная форма времён Русско-Японской войны

Военная форма времён Русско-Японской войны

 Павел Фефилов  ГЕОРГИЙ СЕДОВ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ  стр. 2

                                      
    Но уж когда речь заходит о роли лоцманов конкретных фамилий и наименований судов, то  необходимо опираться только на документы. Число морских судов, посетивших Николаевск, возрастало. Из «Отчета управления водных путей Амурского бассейна" за 1906 г. видно, что в этом году сюда прибыло 102 судна, в том числе 79 пароходов. Нам неизвестно сколько из них провели офицеры отряда. Этот вопрос ждет еще своего исследователя. Седов впоследствии освоит лоции, приобретет практический опыт плавания в лимане  и как результат этого уже после войны он будет назначен помощником лоцмейстера Николаевской на Амуре крепости. Интересным  свидетельством того времени является подарок офицеров отряда - серебряный подстаканник, подаренный Архипу Моисеевичу  Богодайко. Сам по себе этот факт говорит о большом уважении к этому человеку со стороны офицеров. Факт существования такого подстаканника мне стал известен из приведенных публикаций А.Трошина. Позднее я встретился в Хабаровске в квартире сына  Архипа Богодайко с Ильей Архиповичем Богодайко - старейшим капитаном Амура, проработавшим на этой реке более 60 навигаций. Он рассказал: «На этот подстаканник сегодня множество охотников, в том числе его просит музей Седова в Донецке. Но я отвечаю всем: родился этот подстаканник на Дальнем Востоке, здесь он будет и доживать. Эта реликвия не только моя, но и моих братьев, которых в семье пятеро и одна сестра. Мать рассказывала, что отец сдружился с Георгием Седовым. Была какая-то общность интересов Архипа Богодайко и Седова. Они были большими любителями пофилософствовать. Собирались вечерами. В Николаевске  вместе зимовали зиму 1904-1905 годов, ели рыбку, запивали коньячком и вели беседы, разговоры. Спорщики были великие,  вспоминала мать. Седов спорил и стоял на своем. Иной раз рассорятся - хоть расходись. И тут Седов, уходя, скажет: а все-таки должно быть так! И он неумолимо держался своего мнения. Был смел и настойчив.
      Пароход «Святой Михаил» был затоплен у Александровска-на-Сахалине. Туда отец с Седовым холили из Николаевска на собаках.  Но дойти не смогли, помешал битый лед, который пришел в движение на море. Тогда за службу мой отец был награжден орденом  «Святой Анны». Была у нас в семье фотография, размером 9 на 12 сантиметров, подаренная Седовым отцу. На ней офицеры миноносного отряда. Седов на ней в белом кителе. Хранить такие фотографии, где были изображены офицеры, было небезопасно и  мать ее уничтожила, сожгла в гражданскую войну. Матери моей Седов очень нравился как человек и она частенько о нем вспоминала. А когда галеты в 1912 году принесли весть о том, что Седов на корабле «Святой Фока» во главе экспедиции отправился к  Северному полюсу, из Благовещенска в Архангельск ушла телеграмма такого содержания: «От имени команды «Неронова» и от себя  лично желаю удачи. Пусть флаг капитана Седова, девизом которого на Амуре было: «Бороться и искать, найти и не сдаваться»,  взовьется над Северным полюсом. Капитан Богодайко...». Все мы, братья, кончали речное училище в Благовещенске, тогда там была база речного флота. Илья Архипович закончил училище в 1931 году, а в матросы пошел в 1926 году. Моя мать - Матрена Ивановна была дочерью ссыльного Ивана Васильевича Кудрявцева, он был сослан в село Таскино Красноярского края. Затем мать попала на  воспитание в семью Симоновых и с ними переехала на Амур. Мой отец одно время был капитаном парохода «Ерофей Хабаров». Когда на пароход поступила горничной моя мать, ей было всего 16 лет, а у отца уже была борода. Лоцман И.Г. Кошечкин сосватал ее  за отца в 1901 году. Отец не признавал церквей и не венчался до тех пор пока не родился я - Илья Богодайко. Весь народ  Богодайко - крестьяне Полтавской губернии, переселившиеся в район Благовещенска в 1882 году».
      Богодайко и Седов. Что роднило их? Они даже внешне были чем-то очень похожи друг на друга. Предки одного с Полтавщины, предки другого с Кривой косы Азовского моря. Те и другие были связаны с морем и рекой. С ними они связывали свой труд, свои заботы, свои устремления. Их биографии очень близки. Они -выходцы из простонародья. Как мы узнаем позднее, Седов был тоже связан с Полтавой. Я рассматриваю фотографию Архипа Богодайко, снятую незадолго до революции, и ставлю рядом последнюю  фотографию Георгия Седова, снятого в белой морской парадной форме в 1912 году. Сколько же в них общего! Разрез глаз и  глубина глазных ям, прямые носы, широкий лоб того и другого, даже усы - гордость мужчин, имеют свое неприкрытое сходство.
     Наш разговор вновь касается серебряного подстаканника, на ободке которого имеется следующая надпись: «Командиру парохода  «Неронов» на память о совместном плавании. Офицеры отряда миноносцев С. Небжиков, К. Павлов, В. Анжу, П. Шутов, Э. Мроз, Г. Седов. 1905 год». Для меня был естественен вопрос: как сложились судьбы этих офицеров в дальнейшем? В Центральном Архиве Военно-Морского флота в Ленинграде мне удалось установить следующее. Анжу Владимир Иванович -1876 г. рождения, православный, на службе с 1896 г., женат, имеет дочь, мичман в 1898 г., командует постройкой судна «Дозорный» с 1906 по 1910 г. старший  офицер канонерской лодки «Хивинец» (1910-1911), награжден многими орденами. Владел четырьмя языками: французским, немецким, английским, итальянским; принадлежит к известной на флоте когорте морских офицеров, является внуком известного мореплавателя 19 века П.Ф. Анжу. Мроз Эдмунд Карлович- рождения 1875 г., римский католик, женат, на службе с 1893 г., младший  инженер-механик 1896 г., помощник старшего инженер-механика 1901 г., капитан 2 ранга (19 08 г.), старший судовой механик миноносцев «Скат» (1901 г.), «Рьяный» (1902-1903 г.), награжден несколькими орденами. Шутов Павел Константинович - рождения 1879 г., православный, женат, имеет 6 детей и 1 усопшая дочь, в службе с 1895 г., мичман (1898 г.), старший офицер тральщика «Рига» (1910-1912 г.), награжден несколькими орденами, владел французским... (см. фонд 406, опись 3, том 43, дело 1170, в  описи на стр.50, пункт 80). Фамилии остальных офицеров в списке личного состава судов флота и административных учреждений  морского ведомства мне пока найти не удалось. Из других источников известно, что среди офицеров хорошо знавших Г.Я. Седова
были также командир заградительного отряда Кузьмин-Короваев 2-ой Борис Львович, 1870 г. рождения, в службе с 1889 г., лейтенант, с 16 октября 1904 г. по 21 октября 1905 г. заведующий миноносками и их командами в Николаевске-на-Амуре, с 6 декабря 1905 г. произведен в капитаны 2-го ранга, уволен со службы в 1911 году; Жданко Михаил Ефимович, полковник, начальник гидрографической экспедиции Восточного океана. Имеются сведения, что М.Е. Жданко знал Седова и высоко ценил его работы в Ледовитом океане, еще до Русско-Японской войны. В свою очередь Седов опубликовал в газете «Далекая окраина» 5 апреля 1907 года статью «Гидрографический доклад полковника М.Е. Жданко, где дает тому характеристику, касается вопросов исследования  поведения льдов в Беринговом море, рассказывает о роли лоцманов в лимане Амура, о их технической оснащенности, о значении гидрографических исследований для дальнего Востока.
      Офицерский состав всего отряда открывает возможности для дальнейшего поиска и изучения его истории и обороны им устья  Амура. Кроме того, из представленного перечня следует, что Седов общался в отряде с высоко образованными кадровыми офицерами российского флота, и это, в свою очередь, не могло не сказаться на формирование его как личности и как специалиста флота.  Не вызывает сомнений факт, что офицеры отряда с приходом в Николаевск иностранных пароходов живо интересовались иностранными газетами и из них многое узнавали о положении на фронте, положении в мире. Сделать это им было легко, ведь многие из них  владели иностранными языками. Об этом также писал А. Трошин в своих статьях.
      Из послужного списка. 19 мая 1904 г. согласно телеграммы Главного морского походного штаба наместника Его  Императорского Величества на Дальнем Востоке Г.Я. Седов назначается на миноноску №7 под командой лейтенанта Неежмакова. В приказе начальника Морской обороны от 2 июня 1904 г. он назначается ревизором отряда миноносок и их команд. Ровно через три дня - 5 июня 1904 г. после назначения на новую должность Седову объявляется строгий выговор. В приказе отмечалось: «Поручику Седову объявляю строгий выговор с занесением в журнал взысканий за недисциплинированное отношение к лейтенанту Неежмакову и  напоминаю, что считаю его взыскание строжайшим из всех, которыми располагаю, так как всякое другое сорвало бы поручика  Седова от массы дел, накопившихся и лежащих на поручике Седове как ревизоре. - Капитан 2 ранга Русин.
     Что же произошло? За что был наказан Седов? Как это наказание отразилось на его последующей службе? Изучение фондов и  материалов в Центральном Государственном архиве ВМФ в Ленинграде по моей просьбе проводил ветеран завода имени Ленинского  комсомола, энтузиаст изучения истории флота Эдуард Иванович Явтушенко. Результаты изучения этого вопроса таковы: Конфликт  между Неежмаковым, Седовым и лейтенантом Шутовым произошел из-за неорганизованной лейтенантом Неежмаковым помывки команды в бане. Судя по пунктам приказа взаимоотношения между указанными офицерами еще не успели сложиться, недопустимы они были по  тону, жестам и выражениям.
      Строгий выговор был объявлен также лейтенанту Шутову за превышение власти, замечание лейтенанту Неежмакову за недостаточную заботливость. Стоит только предположить, что баня не была подготовлена. Седов мог высказать старшему по званию на недопустимую неорганизованность со стороны указанных офицеров, за что все трое были наказаны.
      По мнению николаевского краеведа Н.Н. Кошелева, конфликт состоял в следующем: Русин дает указание подготовить баню, при  этом ничего не сказал Седову, т.к. заказывать баню обязанность ревизора. Шутову было приказано вызвать Седова. Он этого не  выполнил, да и не имел право вызывать ревизора. Тем временем Неежмаков настроился идти с командой в баню. Седов ничего не знал, потому что ему не передали команду, дежурный не развил команду и в результате - конфликт. Естественно, этот «банный инцидент» вскоре был полностью исчерпан.
      Интересен другой приказ от 2 октября 1904 года, где особо отмечается исключительная энергия и распорядительность Седова, в момент размещения команды погибшего крейсера «Новик». В нем, в частности, говорится: «Относя такую быструю отправку и  снабжение команды « Новика» исключительно к отличной энергии и распорядительности поручика Седова, объявить от лица службы  благодарность. Капитан 2 ранга Русин.»
      Известно, что крейсер «Новик» сражался при обороне Порт-Артура, погиб в бою с японскими кораблями в 1904 году у побережья  Сахалина, впоследствии был поднят японцами и назван «Сутзуя». Крейсер был построен в Германии в 1901 году, водоизмещение его составляло 3080 т, мощность машин 17000 л.с, скорость 25 узлов, вооружение 15 орудий и 5 торпедных аппаратов. Для отправки  команды крейсера в Хабаровск срочно была переоборудована баржа. Эта работа была сделана в кратчайший срок. В ней и отличился  Седов.
     Рапорт адмиралу Скрыдлову. В Николаевск-на-Амуре приходили плохие вести. На полях сражений лилась солдатская кровь.  Погиб выдающийся русский флотоводец и ученый, вице-адмирал Степан Осипович Макаров, командуя Тихоокеанским флотом на  броненосце «Петропавловск». Вся юность будущего адмирала была связана с Николаевском. Здесь он учился в городском мореходном училище. Многие старожилы лично знали этого человека и называли его амурским адмиралом.  С.О. Макаров впервые применил минные  катера для атак против броненосных кораблей во время русско-турецкой войны 1877-1878 г. и тем положил начало созданию  миноносного флота России. Погиб капитан I ранга Владимир Николаевич Миклуха (брат Н.Н. Миклухо-Маклая), командуя «Адмиралом Ушаковым». Гибли сотни и тысячи лучших сынов отчизны. Офицеры заградительного отряда глубоко переживали крупные военные  неудачи.
    В статье «Разгром» В.И. Ленин так оценивал эти страшные события для России: «Теперь и последняя ставка побита. Этого  ожидали все, но никто не думал, чтобы поражение русского флота оказалось таким беспощадным разгромом. Точно стадо дикарей,  армада русских судов налетела прямиком на великолепно вооруженный и обставленный всеми средствами новейшей защиты японский  флот. Двухдневное сражение из двадцати военных судов России с 12-15 тысячами человек экипажа потоплено и уничтожено  тринадцать, взято в плен четыре, спаслось и прибыло во Владивосток только одно («Алмаз»). Погибла большая половина экипажа,  взят в плен «сам» Рожественский и его ближайший помощник Небогатов, а весь японский флот вышел невредимым из боя, потеряв  всего три миноносца.
     Русский военный флот окончательно уничтожен, война проиграна бесповоротно. Полное изгнание русских войск из Маньчжурии,  отнятие японцами Сахалина и Владивостока - теперь лишь вопросы времени. Перед нами не только военное поражение, а полный  военный крах самодержавия».
      Седов глубоко переживал поражение русского флота при Цусиме. Он видел лживость высшего командования, медлительность и  неоперативность в принятии решений в процессе военных действий, бюрократизм и чинопочитание флотских командиров. Он, сын  простого азовского рыбака, среди офицеров - выходцев из дворянских званий, представлялся офицером второго сорта. От многих  сослуживцев Седова отличала основательность, с которой он решал все поручаемые ему дела. Позднее это особенно раздражало  некоторых высокопоставленных военачальников, которые наряду с оценкой его служебной и исследовательской деятельности  представляли его в разных инстанциях, как «офицера-выскочку», явно недооценивая его истинный патриотизм, глубокую и чистую  любовь к Родине.
     Вот, как об этом рассказывает Николай Васильевич Пинегин - участник экспедиции Седова к Северному полюсу. «В эти дни  Седов не находил себе места. Как! Сдать врагу еще боеспособную эскадру! Спустить флаг, когда крюйт-камеры еще полны! (крюйт- камера, помещение на корабле для хранения зарядов и пороха- П.Ф.). Нет, это не адмиралы, бабы. Штабные трусы! Разве не могли обмануть врага? Он ничем не стесняется. Обмануть, сблизиться, повернуть всем фронтом, бить в упор из всех орудий и пулеметов. Выпустить мины, ударить таранами. Да просто взять на абордаж, умереть но не сдаться! Пусть потонет несколько судов, но  остальные, при счастье, увлекут на дно и противника, его штаб, командующего. Тогда не было бы безраздельного господства на  море!
      Первой пришла мысль об оружии слабых - о брандере. Брандер - судно, предназначавшееся до появления разрывных снарядов в  артиллерии для сожжения неприятельских кораблей. Брандеры имели приспособления для сцепления с неприятельскими кораблями, а  корпуса их наполнялись легковоспламеняющимся веществом. Будучи подожженными они пускались по ветру или течению на  неприятельский флот и создавали большую опасность для кораблей, особенно стоящих на якоре. Пример-сожжение русскими  брандерами турецкого флота во время морского боя в Чесменской бухте в 1770 г.
     Крупные силы японского флота теперь стоят в Сасебо, не опасаясь нападения, думал Седов. Туда бы и пробраться. Но  брандеру в порт не пройти. Конечно, есть охрана и батареи. Другое дело - маленькая шлюпка. И вот возникла новая мысль:  снарядить эскадру боевых шлюпок, загримировав их под японские рыбачьи лодки, пробраться темной ночью в Сасебо и с первыми  лучами рассвета выпустить десяток самодвижущихся мин в лучшие японские броненосцы. Хорошо обдумав проект, все его детали  Седов подал его начальству. Прошло порядочно времени пока морские власти в Николаевске рассмотрели дерзкий проект и затем  переслали его в штаб командующего флотом. Проект попал адмиралу Н.И. Скрыдлову и он его одобрил, разрешив операцию. Начались обсуждения ее деталей штабом. Когда приступили, наконец, к подготовке, в Портсмуте был заключен мир. Седов говорил впоследствии: «И слава богу! Быть бы мне на дне морском. Проект слишком долго валялся в штабах и канцеляриях. Случилось бы  чудо, если бы всюду сидевшие японские шпионы не пронюхали об этой операции!».
 

Страница   1 2,  3,  456,  7           далее                                 Статьи о Г.Я. Седове      П.Л. Фефилов "Рассказывает К.П. Гемп"

 

Главная История Г.Я. Седов Земляки Природа  Рыбалка Почем рыбка Отдых   Фотогалерея    Моя школа   Контакты Гостевая

Copyright © Лях В.П.  Использование материалов возможно только при условии указания авторства и активной ссылки на источник