ГлавнаяИсторияГ.Я. СедовЗемлякиПриродаРыбалкаПочем рыбка Отдых в Седово ФотогалереяГостевая книга


Павел Лукич Фефилов, художник, краевед, писатель

Павел Лукич Фефилов, художник, краевед, писатель

 

 Павел Фефилов  ГЕОРГИЙ СЕДОВ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ  стр. 4

                                      
   В 1912 году при подготовке полюсной экспедиции средств  Седову требовалось ничуть не меньше. Опыт поиска денег, приобретенный на Амуре, ему пригодится в будущем. С. Г. Нагорный пишет: «Хозяин дома - старик Мордин, сибиряк, владелец приисков на Дальнем Востоке.  Он-то знал отечественную географию, особенно восточных окраин. С Седовым он познакомился несколько лет назад в Николаевске на Амуре. Молодой офицер заинтересовал миллионера, возбудив нечто вроде симпатий своей настойчивой волей. Седов посвятил  Мордина в заветные планы. Но так, как для осуществления планов энергичного моряка нужны были деньги, а деньги Мордин любил вкладывать в лишь хорошо обеспеченные мероприятия, то между Седовым и золотопромышленником происходили довольно резкие  пререкания. Седов напоминал о таких отвлеченных понятиях, как честь, Родина, долг перед обществом, прогресс науки, а Мордин жаловался на какие-то драги, которые съедают всю наличность. Миллионер видел в Седове силу и даже сочувствовал его замыслам, но деньгами он привык распоряжаться под влиянием иных эмоций». Справедливости ради замечу, в числе пожертвований, поступивших через редакцию «Новое время», в марте 1912 г., как показывают экспозиционные материалы музея Арктики и Антарктики в Ленинграде, значится фамилия П. Мордина, пожертвовавшего на экспедицию Седова 200 рублей. Возможно, это тот самый миллионер Мордин, которого знал Седов еще в Николаевске-на-Амуре?
      О том, как доставал Г.Я. Седов средства для полярной экспедиции сообщает и художник Н. В. Пинегин: "И напрасно шатался ты  по передним этих важных миллионеров, - пишет он. - Должен бы знать с детства, что такое русский толстосум. Он последний грош из тебя выжмет, по миру пустит, а сам только и способен свечу пудовую поставить или колокол отлить. В кабаках пропьет, девкам раздарит, а на что-нибудь дельное - не жди". Интересное на этот счет письмо Седова, адресованное некто М.М. Иванову. Оно хранится в экспозиции музея Арктики а Антарктики в Ленинграде. В нем говорится: «Дорогой Михаил Михайлович! Посылаю Вам  выработанную мною программу плавания экспедиции к Северному полюсу. Если понадобится то и карту с показанием маршрута пришлю. Я думаю, что Вам программа нужна будет для соображений, когда об этом случится говорить с кем-нибудь... Ваше доброе русское  сердце, еще прошу Вас. Моя служба в гидрографии говорит сама за себя. Высоко буду счастлив оставить часть открытия Северного полюса для родной России. Помогите же мне, дорогой  Помогите же мне, дорогой Михаил Михайлович отыскать это русское сердце, которое бы дало нам  деньги. Искренне уважающий и преданный Г. Седов. 1911 г. 5 января, Знаменская, 15, телефон 141-93».
      Кто такой М.М. Иванов, его должность, звание, местожительство мне установить пока не удалось. Поиски средств для  пароходного сообщения на Амуре, а также для полюсной экспедиции;, организованные Седовым позже, представляют для нас особый  интерес и требуют от нас дальнейшего изучения. Пожертвования на экспедицию поступали, но не так активно и не в тех размерах,  как ожидал ее организатор. В материалах Географического общества в Ленинграде есть документы с записями, выполненными  Седовым, которые свидетельствуют о том, как очень тщательно он вел учет финансовых поступлений из различных городов и  губерний.


Отъезд из Николаевска.

       Совсем недавно появились новые подробности о жизни Седова. Часть из них была опубликована Ю.А. Сенкевичем и А.В. Шумиловым в книге «Их позвал горизонт». «В Николаевске на Амуре Георгий Яковлевич, - пишут исследователи, - квартировал в семье  Безносовых и стал невольным свидетелем жестокого обращения хозяина квартиры с женой и детьми. Седов помог женщине  освободиться от домашнего гнета: она вскоре переселилась в Полтаву, где в то время жили родители Георгия Яковлевича. Сын ее при содействии Седова позже поступил в петербургское реальное училище, старшая дочь в петербургскую гимназию, а младшая  подружка Пины, фактически выросла в семье Седовых. И Таля, и рано осиротевшая Пина стали как бы дочерьми Георгия Яковлевича.
       Сохранилась фотография: Георгий Яковлевич и две девчушки в форменных платьях гимназисток. В одной из них нетрудно уловить  черты фамильного сходства: это Пина, дочь Евдокии Яковлевны, сестры Седова, а вторая - Таля Безносова». В статье «Племянница капитана», опубликованной 31 января 1980 г., рассказывается о судьбе Пины. «Пине было полтора года, когда она осталась  сиротой - умерла мать, сестра Георгия Яковлевича. Отец и мачеха были грубы с девочкой, и родители Г.Я. Седова забрали ее к  себе. Георгий Яковлевич, у которого не было своих детей, стал Пине словно родным отцом и сделал все чтобы девчушка из бедной крестьянской семьи выучилась грамоте...»
      Обе эти публикации, дополняя друг друга, раскрывают  неизвестные нам, чисто человеческие качества Г.Я. Седова. Не имея  своих детей, свои отцовские чувства и заботы он отдает своим племянникам и детям близко знакомых ему еще по Николаевску на  Амуре семьи Безносовых. Во всем этом прослеживается благородство офицера, высокие нравственные начала, чувственность и  самопожертвование.
      Попутно уточним кто жил в доме Седова в Полтаве? Это семья его сестры - Евдокии Яковлевны. Родители Г.Я. Седова в то  время жили на хуторе Кривая коса. В подтверждение последнего можно привести два более поздних документа «Отношение канцелярии войскового наказного атамана войска Донского в главное Гидрографическое управление. 24 февраля 1915 г.: и «Отношение  Гидрографического управления атаману Ново-Николаевской станицы, Таганрогского округа, области войска Донского. 3 августа  1916 г.», опубликованные в журнале «Красный архив» (№3 (88), 1938 г. с.74-75). Здесь говорится об обследовании хаты Якова  Седова, бедственном положении семьи и отказе в пенсии отцу, по случаю утраты кормильца.
      Некоторые неизвестные сведения о жизни Седова на Дальнем Востоке изложены также А. И. Алексеевым в книге «Береговая черта». Он пишет: «Г.Я. Седов находился под следствием военно-морского суда. Все это - продолжение дела №707. Из документов  видно, - пишет А.И. Алексеев, что Седов выехал из Николаевска на Амуре 7 октября 1906 года, самовольно, не сдав на законном  основании должности своему преемнику, выехал из названного города, состоявшего тогда на военном положении, и 18 октября  явился к командиру Сибирского флотского экипажа».
     Главный военно-морской прокурор, тайный советник Н. Матвеенко сообщал по этому поводу Главному военно-морскому судному  управлению: «Следствие показало, что на совершение означенного проступка штабс-капитан Седов решился с одной стороны  вследствие болезни ушей, требовавшей, по удостоверению врачей госпитального лечения, чего в Николаевске осуществить не  представлялось возможным, а с другой стороны потому, что вновь назначенный ревизором офицер не принимал денежных расписок, выданных штабс-капитану Седову начальником отряда, капитаном 2 ранга Кузьминым-Караваевым без признания последним этих  расписок действительными: между тем, капитан 2 ранга Кузьмин-Караваев находился в отсутствии и мог прибыть в Николаевск лишь после ухода последнего парохода, с которым выехал штабс-капитан Седов».
      За этот проступок по законам военного времени Седов подлежал преданию суду, но следствие было назначено уже после того, как он уехал с Дальнего Востока. Пока все это дошло до столицы обстоятельства сложились таким образом, что Седову во что бы то ни стало надо было ехать из Петербурга в Колымскую экспедицию. Поэтому по ходатайству А.И. Вилькицкого «ввиду  приведенных совершенно исключительных обстоятельств, а также удостоверенной начальством отлично-усердной и полезной службы»  дело о Седове было представлено суду с просьбой предать это дело забвению». Царь 2 марта 1909 года утвердил представление.   Г.Я. Седов прибыл во Владивосток и здесь, находясь на излечении, готовит во Владивостокскую портовую контору финансовый отчет об израсходованных суммах во время службы в Тихоокеанском флоте.
       Такой рапорт-отчет мне удалось найти в фондах архива. Географического общества в Ленинграде. Привожу его полный текст:  "И.Д. Ревизора отряда,   миноносок в Николаевске на Амуре ноябрь 1906 г. №68 Владивосток. В Владивостокскую портовую  контору, отдел хозяйственный. Рапорт. По приказанию командира Владивостокского порта при сем представляю окончательный  расчет (в офицерских расписках) на сумму пятнадцать тысяч четыреста пятьдесят рублей (15450 руб. 1,5 коп.) в израсходовании денег принятых мною от начальника морской обороны капитана 2 ранга Тудермана и заведующего миноносками и их командами  капитана 2 ранга Кузьмина-Караваева. Подробный расчет кассы представляю на обороте сего, заведующему миноносками и их  командами капитану 2 ранга Кузьмину-Караваеву на все принятые в отчет деньги, мною выданы установленные расписки. Настоящий отчет в Николаевске не мог быть мною представлен, по случаю моего срочного выезда и нахождения в это время заведующего  миноносками  и их командами капитана 2ранга Кузьмина-Караваева во Владивостоке. Штабс-капитан Седов".
         Рапорт и приклеенная расписка к документу в точности согласуются с приложением к отчету реестром. Отметка портовой  конторы датирована 16 ноября 1906 года. Указанные документы свидетельствуют о большой аккуратности в ведении финансовых дел ревизором отряда Седовым. Естественно, что приезд Г.Я. Седова во Владивосток ускорил финансовый отчет за более, чем двухлетний срок службы.
      За казну он отчитался в виде расписок. Но требовалось вернуть деньги наличными. Вот, и «повесила» портовая контора на  него долг, в котором он мог быть невиновен. Давал офицерам аванс - верни. Между тем составлением инвентарно-финансового  отчета, сбором средств по распискам у офицеров-должников он занимался довольно продолжительное время. Ему необходимо было  отчитаться за деньги, материалы, топливо, инвентарь, за снабжение боевое, техническое, шкиперское за время всей компании в  отряде миноносок. Ведь Седов был ревизором всего отряда. Это и казначей, и интендант, и снабженец, одном лице он представлял портовую контору.
      Краевед из Николаевска-на-Амуре Николай Николаевич Кошелев в газете «Ленинское знамя» (25 сентября 1986 г.) в статье  «Амур в судьбе Георгия Седова» пишет: «Вернувшись в Николаевск Седов произвел съемку полуострова Адмиралтейская кошка и 14 июня 1907 года сошел на берег, где занимался составлением инвентарной отчетности в местном отраде миноносок. 25 июля он вернулся во Владивосток, где приказом командира порта был назначен лоцмейстером Владивостокского района, что свидетельствует о явном  признании его деловых качеств. Ровно через месяц, на том же транспорте «Монгугай», он вторично побывал в Николаевске для  освидетельствования створных знаков и осмотра маячных механизмов».
      Окончательно Седов рассчитался с портовой конторой Владивостока только в январе 1909 года. Приведем письмо из  материалов архива Географического общества СССР, в нем говорится: "Владивостокская портовая контора 13 января 1909 г. №643 г. Владивосток. Штабс-капитану Седову С.-Петербург, Васильевский остров, 18 линия, дом 7 Портовая контора сообщает Вашему благородию, что деньги в сумме двести восемьдесят рублей 97 копеек получены.  Ст. помощник командира порта, полковник подпись Ис. об. делопроизводителя подпись. На этом закончилась для Седова эта отчетная работа.
     На далекой, оторванной от центра окраине России молодой энергичный офицер много размышляет отом, как преобразовать этот край, как полнее и результативнее использовать его людские, природные ресурсы.
      Большой интерес в продолжение нашего разговора о пароходном движении представляет письмо Седова в канцелярию Приамурского генерал-губернатора от 1 мая 1907 года (входящий номер №3954/495. Здесь он пишет: «В сентябре месяце 1905 года мною было  подано Его Высокопревосходительству Генерал-губернатору прошение о разрешении мне открыть срочные пароходные рейсы по  рыбалкам лимана реки Амур и о выдаче мне на это от правительства субсидии. К прошению были приложены документы,  поддерживающие необходимость этого предприятия в крае, от разных учреждений. До сих пор я по этому ходатайству не получил  никакого ответа. Ввиду чего прошу не отказать уведомить меня в возможно непродолжительном времени: в каком положении  находится мое ходатайство и не встречается ли вообще препятствий со стороны Генерал-губернатора к открытию таковых рейсов,  хотя бы на свой страх и риск, помимо правительственной субсидии. Мой адрес: Владивосток, Европейская гостиница, №18,1907 г.  апреля 27 дня, Владивосток».
      На последнее письмо ответа не пришлось долго ожидать. Канцелярия Приамурского Генерал-губернатора 3 мая 1907 г. № 3441, г. Хабаровск сообщила: «От канцелярии Приамурского генерал-губернатора сим объявляется штабс-капитану Седову, на прошение  от 27 минувшего апреля, что для открытия на свой страх и риск пароходных рейсов между рыбалками Амурского лимана с  соблюдением установленных законом для открытия пароходных предприятий разрешения Генерал-губернатора не требуется.  Делопроизводитель - подпись неразборчива. И далее приписка. Владивостокское городское полицейское управление для вручения  штабс-капитану Седову, живущему в городе Владивостоке, Европейская гостиница №18, со взысканием с него гербовых марок 75 к. достоинством, для оплаты прошения Седова и настоящего объявления, на котором марки должны быть погашены».
     Так закончилась инициатива Седова, ожидавшего поддержки от генерал-губернатора и от правительства в течение 20 месяцев. Администрация тогда не посчитала нужным вкладывать средства в предложенное им предприятие. Но дело это, как говорится, не  пропало даром. В 1915 году спустя 10 лет в лимане Амура на правительственные средства было организовано каботажное плавание.
      Поиски документов по этому вопросу нашли свое продолжение в «Трудах командированной по Высочайшему повелению Амурской экспедиции, в отчете о командировке в Николаевский район чиновника особых поручений 5-го класса, при переселенческом  управлении В.Ф. Романова, С.-Петербург, 1911 г.». В разделе 6 этого документа «Общие меры экономического и культурного  развития Николаевского района, «в пункте Г», предусматривалось: «Принять меры по устройству субсидированных правительством  пароходных рейсов между прибрежными селениями низовьев, устья и лимана Амура». Таким образом, с 1915 года началось  регулярное пароходное сообщение между населенными пунктами нижнего Амура, Северного Сахалина и побережья Охотского моря. На  мой взгляд, инициативы Седова помогли открыть данное пароходное сообщение, его действия и прошения стимулировали решение этой проблемы. Отыскать этот любопытный документ мне помог краевед из Николаевска-на-Амуре, в прошлом директор городского краеведческого музея В.И. Юзефов, за что я ему приношу мою искреннюю благодарность.


Седов в дальневосточной прессе

      Интересы ГЛ. Седова после приезда во Владивосток не ограничивались только служебными обязанностями. Он знакомится с журналистами газет города и, вскоре выступает в качестве активного корреспондента местной печати. Изучение опубликованных  Седовым статей в дальневосточных изданиях открывает нам новые, неизвестные грани его деятельности. Широта и глубина его интересов поражают. Седов с симпатией относится к коренным народностям Амура и их судьбам. В статье «Дальний Восток» (к 50-летию Приморской области), опубликованной в газете «Уссурийская жизнь», (2/15/ ноября 1906 года, № 49) он пишет: «Если верить официальным данным перед войною существовало население в 312541 душ, причем в этом числе, русского населения было  около 205000 человек. В свою очередь более трех четвертей его должно падать на наиболее благоприятный Южно -Уссурийский край.
      Таким образом, остальная часть области представляет из себя совершенную пустыню, кое-где лишь населенную ороченами, мирно  доживающими свой век и вымирающими с поразительной быстротой, доказательством чего может служить тот факт, что в течение  пяти лет число их с 44000 душ пало до 38000 душ, т.е. 6000 душ - цифра, заставляющая думать о возможности полного их  уничтожения в каких-нибудь 50 лет максимум, тем более, что за последние годы войны, они были заброшены совершенно». 
      Седов удивительно точно анализирует положение дел в народном хозяйстве края. Громадная береговая линия и обширные  морские площади, но почти нет своего каботажа, своего мореходства, своих морских промыслов. Рыбные промыслы, правда, существуют, но все-таки дело требует больших улучшений. Земледелие в наиболее пригодной для сего части, ведется примитивными способами и поэтому продукты его далеко недостаточны для удовлетворения даже нужд самого края, скотоводство также. Лесные  богатства далеко не эксплуатируются надлежащим образом. Недра земные - также. Многое, что мог бы дать сам край, привозится  из заграницы. Обрабатывающая промышленность в жалком положении и далеко не удовлетворяет нужд края. Словом, на чем бы мы не  остановились - мало отрадного».
       В другой статье «Вниманию наших моряков», опубликованной также в газете «Уссурийская жизнь» (26/9/ ноября 1906 года)  Георгий Яковлевич ставит вопрос о необходимости издания свода русских морских карт для организации мореходства. Он пишет:  «А теперь стыдно сказать, имея массу сведений, собранных нашими моряками, мы пользуемся не только английскими книгами, но и картами. Все жалуются, что нет наших карт, нет наших книг. Да, нет, но они могут быть созданы без больших затруднений.
       Благодаря отсутствию такой сводки очень часто приходится тем же морякам затрачивать массу времени совершенно  непроизводительно, при желании более или менее обстоятельно познакомиться с тем, или другим пунктом края. Но такой труд был бы в высшей степени полезен не только для одних моряков. Меньше было бы работы исследователям материка и его жизни. Лица,  занимающиеся морскими промыслами или желающие заняться ими нашли бы в книге много полезных для себя указаний. Ведь вообще  никто не скажет, что наш край утратил интерес, наоборот, он начинает его приобретать».
       Эти две вышеназванные статьи подписаны псевдонимом Г.Я. Седова «ЭН. Эм» по всей вероятности по цензурным соображениям. По свидетельству П.А. Чумака псевдоним составлен от начальных слов «наш моряк».
     Особый интерес, на наш взгляд, представляют также его другие публикации. Они показывают неплохое знание Седовым внешнеполитической обстановки того времени, глубокое понимание условий функционирования нашего флота в связи с возрастающим значением Северного океанского пути для России.

Страница   1 2,  3,  456,  7          далее                                           Статьи о Г.Я. Седове      П.Л. Фефилов "Рассказывает К.П. Гемп"

 

Главная История Г.Я. Седов Земляки Природа  Рыбалка Почем рыбка Отдых   Фотогалерея    Моя школа   Контакты Гостевая

Copyright © Лях В.П. Использование материалов возможно только при условии указания авторства и активной ссылки на источник