ГлавнаяИсторияГ.Я. СедовЗемлякиПриродаРыбалка  Почем рыбка Отдых в СедовоФотогалереяГостевая книга


Валентин Яковлевич Песоцкий, в 60-е годы старший вожатый школы

Валентин Яковлевич Песоцкий, в 60-е годы старший вожатый школы

"За отличную учебу..."

"За отличную учебу..."

60-е годы. Встреча в школе  с земляком И.И. Людниковым. Галстук повязывает Николашина Галина

60-е годы. Встреча в школе с земляком И.И. Людниковым. Галстук повязывает Николашина Галина

Комсомольский рапорт Генерал-полковнику И.И. Людникову. Линейка в школьном дворе. Справа от генерала директор школы Г.С. Гаджи

Комсомольский рапорт генерал-полковнику И.И. Людникову. Линейка в школьном дворе. Справа от генерала директор школы Г.С. Гаджи

Памятное фото с Героем Советского Союза генерал-полковником И.И. Людниковым. Третий справа Г.С. Гаджи

Памятное фото с Героем Советского Союза генерал-полковником И.И. Людниковым. Третий справа Г.С. Гаджи

Основное здание "старой" школы. "Большая школа"

Основное здание "старой" школы. "Большая школа"

Технические работники школы, 1971г Фото по их просьбе

Технические работники школы, 1971г Фото по их просьбе.

Техработницы школы. "Длинная школа"

Техработницы школы В. Васильева и П. П. Лях. "Длинная школа"

Лидия Марковна Полякова со своим классом на школьном крыльце. Среди учеников Сергей Бузевской, Сергей Топалов, Анатолий Лущицкий, Алла Гонтарь, Таня Колесникова, Песоцкий...

Лидия Марковна Полякова со своим классом на школьном крыльце. Среди учеников Сергей Бузевской, Сергей Топалов, Виктор Косенко, Анатолий Лущицкий, Алла Гонтарь, Таня Колесникова, Песоцкий...

МОЯ СЕДОВСКАЯ ШКОЛА, стр.2

         Наверное, как учитель физики (моя специальность -физика и математика) я должен несколько слов сказать об истоках этого выбора. Честно говоря, этому меньше способствовали школьные учителя, чем сама физика. Я еще тогда не учил физику, но помню какой авторитет имел этот предмет в годы работы учителя Алимова. Он впервые в школе поставил демонстрационный стол на кафедру, позже так же был оборудован и новый кабинет физики. Вдоль стен стояли шкафы с приборами, были оформлены комплекты лабораторных работ, ученики сами увлеченно делали елочные гирлянды, в кабинете после уроков постоянно шла какая-то работа. А на каникулах в нем же проводили традиционные книжные выставки и ученики тогда на них приходили.
        В те годы в школе появился первый магнитофон, довольно внушительный ящик и помню, как лаборант Молчанова Валентина записала мой голос. Это было поразительно. Позже она стала учителем и работала где-то в районе. Когда я начал учить физику,  физкабинетом заведовал учитель Ермолаев. О нем ничего нет в юбилейной книге, потому что из школы ему пришлось уйти не по  своей воле. Он, помнится, слишком внимательно консультировал каких-то учениц во время лабораторных работ. Потом работал мясником на рынке в Новоазовске и, вероятно, зарабатывал больше, чем в школе. Но учил он, в общем-то,  неплохо. Думаю, что говоря  об истории, нужно быть объективным и рассказывать о том, что было, а не о тех, кто нравится. В этом смысле чувствуется, что юбилейную книгу писали люди старой партийной закалки.
      Потом был учителем физики Биленко, сейчас точно не помню его имя, может быть Андрей Григорьевич. Он хорошо знал предмет, разбирался в радиотехнике. Однажды на уроке, когда я тайком изучал схему "шарманки" (так называли передающую приставку к радиоприемнику), он с ходу сказал мне цоколевку ламп и велел убрать. Это сразу же подняло его авторитет, причем не только в моих глазах. Но однажды, когда мы с Женей Смеловым отодвинули стулья девочкам впереди нас, и они сели мимо, он дал мне в ухо, я упал от неожиданности на Женю и оба мы упали в стеклянный шкаф. Хрустели трубочки и мензурки, звенели стекла.
        На другой день, в воскресенье, мы просили деда Ивана Сорокина, который заведовал складом на бакаях, вырезать нам стекла в долг. Жаловаться родителям тогда не приходило и в голову. Ради справедливости мы слегка облегчили разбитый шкаф на стеклянные трубки, чтобы потом плеваться просом. А с Сорокиным рассчитывались, экономя на пирожках и сдавая бутылки. Иногда учитель физики предлагал нарушителям сесть-встать раз десять, а иногда мог запустить мелом, причем редко промахивался. Помню у него  был сломан и вывернут в сторону мизинец. При Биленко в кабинете физики после уроков тоже бывали старшеклассники - слушали музыку, были попытки вести кружок, он проводил олимпиады, однажды я по результатам школьной ездил на районную олимпиаду.  На остановке нам выдавали рубль на проезд, хотя билет стоил 15 копеек. В быту Биленко бывал драчлив и однажды побил ухажера своей будущей жены  Сальниковой Лидии, которая в конце-концов все же от него ушла и вернулась в родительский дом из какого-то города в области. Летом 2008г она внезапно умерла от сердечного приступа. Кстати, ее младший брат Борис поступал в наш институт и даже какое-то  время жил в нашей комнате общаги на раскладушке на правах моего земляка, но потом вернулся домой.
       В 10 классе физику у нас вел тогда молодой учитель, только из института Ланин Виктор Дмитриевич, позже директор школы. Он впервые явил собой пример демократичного учителя, но не за счет дисциплины. Сразу по звонку спешил на волейбольную площадку, которая была тут же, под окнами физкабинета. Вообще, в школьном дворе постоянно шли волейбольные баталии, даже в выходные. При Ланине часто показывались кинофильмы, демонстрационные опыты, проводились все лабораторные работы.
      Русский язык у нас вела Гаджи Елизавета Дмитриевна, жена директора школы Георгия Семеновича. Она из местных, в девичестве Порубайко, в начальных классах работала и ее сестра, которую называли Чилитой, потому что в свое время она опрометчиво  исполнила в самодеятельности шлягер про Чилиту. Муж ее, Сутырин, долго работал на спасательной станции, гоняя по поселку на красном  "Запоре",  а их сын Виктор сейчас живет в Волгодонске. В свое время он был одной из крупных жертв пресловутой МММ, но продал  родительский дом и кое-как поправил свои дела.
        Однажды, недолго,  Елизавету Дмитриевну замещала учительница Филиппова А.М., тогда я понял, что русский можно преподавать по-настоящему интересно. Надо сказать и у Елизаветы Дмитриевны тоже были свои подходы: как-то она читала намстихи собственного сочинения, но настоящей "находкой режиссера" мне представляется особая тетрадь для сочинений, куда записывались наиболее талантливые опусы учеников. Я тоже сподобился запечатлеть там пару своих творений. Помню было в этой тетради сочинение Васи Закурдяева про то, как он собрал первый свой радиоприемник, оно меня  заинтересовало. Потом Вася меня многому научил, а жил он и сейчас живет на нашей улице, совсем рядом. В институтской радиолаборатории, скажу попутно, я чувствовал себя  потом весьма уверенно.
         Однажды Елизавета Дмитриевна принесла в класс общую тетрадь, в которой, как оказалось, были заметки по истории поселка, собранные жителем поселка Белогуровым. Я его знал: очень полный мужчина, лудил, паял, ремонтировал. Жил он по улице Кирова, через несколько домов от Ширидекиных.  Е.Д. Гаджи читала нам эти весьма интересные рассказы, предложила что-либо узнать в своих семьях, записать в эту тетрадь. Вероятно, это был сбор материала для рукописи её мужа, директора школы и учителя истории Г.С. Гаджи, на её машинописный вариант иногда ссылаются местные краеведы. Не помню, писал ли кто-либо в тетрадку Елизаветы Дмитриевны. . Интересно также, сохранилась ли эта тетрадь с сочинениями и  "историческая" тетрадь... Елизавета Дмитриевна была "классной" у параллельного класса. Помню, как под ее руководством была поставлена инсценировка по Пушкину, где я играл роль Балды. 
       Как-то занятия по астрономии в нашем классе где-то с месяц проводил Алексей Сидорович Топалов. Очень жаль, когда такие интеллигентные и талантливые педагоги не получают должную оценку своего труда. Алесей Сидорович, как настоящий профессионал, знающий себе цену, всегда был человеком ироничным, критично относящимся к происходящему, от него нельзя было дождаться пресловутого "чего изволите". Человек, столько лет проработавший в очень сложной должности завуча, проработавший блестяще, профессионально, заслуживает самой высокой награды. Жаль, что непрофессионалами в определенном  смысле оказались управленцы, от которых это зависело. А его уроки астрономии помнятся по сей день. Я тоже никогда не повышаю голос в классе. Нужно быть таким  рассказчиком, чтобы к тебе прислушивались, как бы тихо ты не говорил. Главное, чтобы было что сказать, чтобы за этим была твоя жизненная позиция, знания и опыт. Вот так бывает: учитель провел всего несколько уроков, но они запомнились на всю жизнь. Думаю, что было бы справедливо, если бы одна из улиц поселка носила бы имя этого по-настоящему заслуженного человека. Сегодня же почти все улицы поселка носят имена "революционеров", порой весьма одиозных личностей, никакого отношения к поселку не имевших. Очень бы не хотелось, чтобы их место со временем заняли какие-то новые "мазепы". Есть также  некогда большая и красивая улица "Школьная, на которой школы давным-давно уже нет. Как знак судьбы: он ушел из школы, но школа пришла к нему - новые здание построили около его дома. А.С. Топалов ушел из жизни в июле 2009г.
          Очень жаль, что в книге "Поселок у моря" нет ни слова о главном музыканте школы, человеке безобидном и несомненно  одаренном: он играл на слух любую новую мелодию, и на уроках пения мы всегда распевали все самое современное. "Где-то песня сочинилась,  и со скоростью ракеты в то же утро очутилась на другом конце планеты..." Это Ливеренко Василий Васильевич, - вот так проверяется временем настоящее. Помню и имя и фамилию, пусть земля ему будет пухом.
          Был Василий Васильевич лыс и ходил на костылях, но не в этом был его главный недостаток, свойственный, увы, многим в наших весях. Это ему прощали за талант. И баян у него был необычный, красивый, весь перламутровый, сделанный большим мастером.
         Вспоминаю, как появился в нашей школе Михаил Яковлевич Ралко, теперь уже покойный. Было это в 1965 году, тогда в 5 классе у нас был первый урок английского. По-моему до этого в школе был немецкий, его преподавала "Чилита".  Входит Михаил Яковлевич и с порога сыплет  по-английски. Надо было видеть хохот, который стоял в классе... Но признали М.Я. Ралко авторитетом поначалу вовсе не за английский.
         Как-то на перемене он подошел к турнику во дворе, а турник в те времена стоял там всегда, и изобразил "Солнце". Зрители ахнули и Михаила Яковлевича признали безоговорочно. Оказалось, что служил "англичанин" в десанте. Позже он купил только тогда появившийся педальный мопед и редко кто не "толкал" этот мопед вместе с седоком, потому что завести его педалями было нереально.
         Вспоминается как однажды в "длинной" школе, в классе на месте бывшего физкабинета Алимова, около библиотеки кто-то оторвал  ручку двери, а тут звонок и по двору уже идет "англичанин". Ручку кое-как пристроили на место. Динамично, как всегда, входит Михаил Яковлевич, рывком "открывает" и с ручкой в руках наскакивает на полуоткрытую дверь. Надо было видеть перепуганный класс, который через секунду вместе с учителем разразился хохотом. Михаил Яковлевич "подставу" не заподозрил и ручку просто прикрутили на место.
      Потом английский вела Бархатова Галина Дмитриевна, очень приятная, стройная, интеллигентная женщина. Какое-то время они с мужем жили на квартире напротив дачи Людникова с тыльной стороны. Если я слишком увлекался участием в кознях  некоторых одноклассников, она обычно говорила мне:"Ну ты-то куда?!" Однажды беспомощному Мите Головне, который мучительно переводил предложение про девочку на английский, незаметно "подсказали" прилагательное, означающее "беременная". Бедная Галина Дмитриевна, она еще не знала Митю. Он, как всегда, сел и заплакал, она не знала что делать. А слово почерпнули из словаря Мюллера, принесенного моим другом  Женей Смеловым, с которым нас периодически рассаживали, но мы снова и снова оказывались рядом.
         В 10 классе бывало на ее уроке некоторые наши "полиглоты" играли в самодельные карты, передавая их по рядам, а однажды  пили какой-то муравьиный спирт, купленный в центре в киоске напротив нынешней "Чайки", еще недавно бывшей  "Робин Бобином", а теперь вернувшей исконное название бывшей столовой. Когда-то рядом с "Чайкой"  была летняя пивная площадка и магазин  "Культтовары", а до него бакалейный магазин  , а потом  это все поглотило расширившееся кафе. Какое-то время оно процветало, но потом  ему сильно помешала летняя площадка "Кристалл" через дорогу. 
         Запомнилась уважаемая мной Галина Дмитриевна еще и тем, что последнем уроке английского мы слушали Битлов: "Облади-облада" и что-то еще с гибкой голубой пластинки. Потом, вроде бы, она переехала в Новоазовск. Хотелось бы через годы передать ей привет и сказать спасибо. И не только за английский, а за то, что она вообще была такая.
         Однажды, уже работая в школе, я случайно встретил Михаила Яковлевича Ралко в автобусе. Ну, как положено, обратился к нему по-английски (в институте английский у нас был весьма серьезный). Надо было видеть его радость: он стал говорить по-английски, потом по-русски, сошел напротив больницы. Я тогда подумал, как немного нужно учителю, вложившему в свое дело душу, чтобы он мог почувствовать себя счастливым. А как редко мы это понимаем.
         Слесарное дело у нас вел Кочетков Дмитрий Павлович, очень хороший мастер. Придя в институт, я легко мог обращаться с токарным станком, выполнять многие слесарные операции. Молоточек, сделанный под руководством Д.П. Кочеткова храню до сих пор. Это были настоящие уроки слесарного мастерства, которые очень пригодились в жизни.  Когда-то про Петра I сказали  его голландские наставники, узнав, что он император огромной страны: - Жаль. Из него мог бы получиться отличный токарь!  Надеюсь, что из меня - тоже. Очень многое в жизни приходилось делать своими руками и не без удовольствия.
        Столярное дело вел Карпов Василий Поликарпович (остряки из параллельного класса любя пустили в обиход прозвище "Поликандрон"), настоящий русский мастеровой, умевший, кажется, все. Его наука тоже очень мне пригодились в жизни. На его уроках можно было не только делать классический табурет или пилить доску продольной пилой, но и сделать себе клюшку или заготовки для клетки. В те годы ловить "крылкой" и держать дома птиц было непременным атрибутом реального седовского пацана и сделать хорошую клетку было  по-настоящему круто. Василий Поликарпович любил порой рассказать соленый анекдотец, отчего наши девочки порой приходили в смущение. Как-то раз после уроков, когда было уже темно, наш и параллельный класс "кинули" на погрузку металлолома на школьную машину. Были недовольные, естественно. Поэтому кидали так старательно, что железяки то и дело перелетали на другую сторону и в итоге стекла в помещении группы продленного дня оказались побитыми. Разборок на другой день не было, видимо администрация поняла свою ошибку. Хотя Василию Поликарповичу, как руководителю "операции", наверняка  досталось на орехи, поскольку он нам полностью доверился и лично при погрузке не присутствовал.
       И в книге "Поселок у моря", и в нескольких интернет-публикациях я с удивлением увидел, что вспоминают не всех директоров Седовской школы одинаково. Можно почитать про Ставраки, которого уже никто практически не помнит, хотя несомненно он был прекрасным педагогом и руководителем, и мы с детства о нем слышали.  Про Павла Максимовича Баклажкова, которого я хорошо помню и знаю  его сыновей, они сейчас живут в поселке, выйдя на пенсию. Помню дочь Светлану, пару раз помогавшую мне решить задачу. Но в  годы моего ученичества директором был Гаджи Георгий Семенович, на мой взгляд очень интеллигентный человек, спокойный, ответственный. Я не знаю в чем, как говорится, "эстрада" такой сдержанности , но Георгий Семенович - это целая эпоха в жизни школы. Учиться при нем было комфортно и хорошо, надеюсь такое же чувство было и у его коллег. Директор вел и большую общественную работу в поселке. На   могиле супругов Гаджи их детьми установлен памятник в виде открытой книги с надписью "Они  учили полезному, доброму, вечному". Это правда. Сын Г.С. и Е.Д. Гаджи  Николай учился, кстати, в нашем классе.

Надпись на книге за победу в районной олимпиаде   Надпись на книге за участие в районной олимпиаде

       1. Надпись на книге за победу в районной олимпиаде; 2. Надпись на книге за участие в районной олимпиаде

Страница 12, 3, 4,  5            Старый школьный фотоальбом    Письмо из прошлого                              Седовская ОШ I-III ступеней

 

Главная История Г.Я. Седов Земляки Природа  Рыбалка Почем рыбка Отдых   Фотогалерея    Моя школа   Контакты Гостевая

Copyright © Лях В.П.  Использование материалов только при указании авторства и активной ссылки на источник