ГлавнаяИсторияГ.Я. СедовЗемлякиПриродаРыбалкаПочем рыбка Отдых в Седово ФотогалереяГостевая книга


 

Известный русский поэт Анатолий Ильич Лёвушкин

Известный русский поэт Анатолий Ильич Лёвушкин

 

Цветы к памятнику Г.Я. Седову на набережной его имени в г.Архангельске. Декабрь 2011г

Цветы к памятнику Г.Я. Седову на набережной его имени в г.Архангельске. Декабрь 2011г

Анатолий Ильич Лёвушкин   "Георгий Седов" поэма

     Поэма «Георгий Седов» - о героическом подвиге замечательного русского исследователя Арктики, погибшего на пути к Северному полюсу - включена в сборник «Открытое море». Сборник издан в Северо-западном книжном издательстве в 1967 году. В середине 60-х Анатолий Ильич Левушкин (1922 – 2001) совершил несколько рейсов на ледоколе «Капитан Воронин» и судах Северного морского пароходства, доставляющих грузы в Арктику. Это произведение прислал нам журналист областной газеты "Архангельск" Владимир Соколов.

«ГЕОРГИЙ СЕДОВ»
1
Здесь до жилья
Едва ли многим ближе,
Чем до звезды,
Мерцающей сквозь тьму.
Следы от нарт
Поземка вмиг залижет –
И все потонет в снеговом дыму.
Чуть движутся навьюченные нарты.
Дымит буран.
Опять метель  вопит…
Нет больше сил…
Так вот каким предстал ты
Пред полюсом,
Полярный следопыт.
Рука – что лед,
В окоченевших пальцах
Зажат компас.
К нему прикован взгляд.
Нет,
От мечты Седов не отступался.
Он и теперь не повернет назад!
Он немощен.
Но полюс недалеко!
Ведь это – явь!..
Не бред и не мираж!..
Что с кораблем – его надёжным  «Фокой»?
Как держится голодный экипаж?

2
Не вырваться из ледяных оков –
Молчит корабль,
Оторванный от мира.
В своей каюте лекарь Кушаков
Клянет весь свет, команду, командира…
Чем бедный лекарь бога прогневил?
За что ему такая мера страха?
Уж он ли верой-правдой не служил
Во имя благоденствия монарха!..
А вот, поди ж,
Как будто бес толкнул!
Где был тогда благоразумья голос?
И он, смиренный человек, дерзнул
У Севера искать какой-то полюс.
А все – Седов!
Безумный прожектер!
Хоть и в чинах,
А все – сермяжник родом.
Подумать только,
Затевает спор
Не с кем-нибудь –
С божественной природой!
Завел корабль в неведомую даль.
А сам
Собачьи снарядил упряжки –
И вновь в дорогу!
Только вот едва ль
Назад вернется.
Занедужил тяжко…
А тут сиди, взирай на эти льды
Да майся страхом в темноте кромешной.
Ни топлива в достатке, ни еды.
На корабле какой-то сброд мятежный.
Набрал Седов матросов в экипаж –
Ни у кого почтения во взгляде.
И по зубам ослушнику не дашь,
Не распечешь бездельников в досаде…
О, сколь немилосердная судьба!..
Лишь вырваться б
Из западни студеной!..
Спаси, господь, смиренного раба!
И лекарь бьет
Поклоны пред иконой.

3
Впервые,
Очнувшись от зимнего сна,
полярное солнце
Взглянуло сурово.
Седов улыбнулся.
Вновь память ясна!
Он видит
Весеннее небо Азова.
Качает шаланду на гребне волны.
Отчаянным ветром наполнился парус.
Он молод и дерзок.
И к далям иным
Зовет его
Дальнего странствия ярость.
Извечно   готов он
Идти – открывать
Студёные тайны  земного.
Ему тридцать семь,
Но с рожденья таков –
Он снова в дороге,
Он в поиске снова.
Пусть здесь,
Где безмолвные льды залегли,
Где все покорилось арктической власти,
По твердому курсу
Пойдут корабли
Во славу России,
Народу на счастье.
И надо упорствовать, надо брести –
И полюс достигнуть в последнем усилье.
Два верных матроса – друзья по пути,
Опять на корабль возвратиться просили.
Начальник недужит – ему б отдохнуть,
А двигаться дальше, пожалуй, оплошно…
- Да что вы, друзья!
Нас назад не вернуть.
Дай руку мне, Линник.
Встань рядом, Пустошный.
В дорогу!
Пред нами великая цель:
Взять полюс и выиграть с Арктикой схватку.
… Опять запылала, взбесилась метель.
- Ну, так уж и быть,
Расставляйте палатку.

4
Палаточный кров
Вьюжным ветром продут.
И снова метель наступает, ярится
Твердит командир в беспробудном бреду
- Пробиться!..
Во что бы ни стало пробиться!
Так что же так долго молчит Петербург?
Где помощь?
Все гибнет.
Не выдержать боле…
В ответ
Только посвист разгневанных вьюг
Летит
С ледяного взметенного поля.
А все-таки медлить минуты нельзя –
Пусть Север пришельцам противится дико!
…Откуда такие родные глаза?
Ужель ты пришла сюда, милая Льдинка?
Не сбилась с пути в этом мертвом краю,
Одна-одинешенька
В аде ледовом.
Домой не зови.
Видно,
Косу свою
Уже замахнула судьба над Седовым.
Дай руку!
Простимся…
Но где ты, жена?
Спасибо!...
Хоть было видение кратким…
Палатка метелью оглушена.
Как взвихренный парус, трепещет палатка.
Повсюду – ледовая мертвая степь.
Тревожно склонились над ним два матроса.
О, только б добраться!
О, только б успеть.
Всего лишь отсрочки у смерти он просит.
Но… Боже!..
Как трудно,
Как тяжко дышать!..
Ужели проигран за жизнь поединок?
- В дорогу матросы!..
Пора поспешать…
Скорей…
Поддержи мою голову, Линник…

5
Земля кремниста, скована морозом.
Ее копать – невероятный труд.
И в первый раз пробившиеся слезы
В глазах матросских стынут на ветру…
Спи, командир!..
На хмуром косогоре
Встал средь камней
Нехитрый крест из лыж.
Два моряка
Сдержать не в силах горе.
Простишь, Россия?
Или не простишь?
Не удалось оборонить от смерти
Начальника, матросского отца.
Не верьте, люди!
Слушайте! И верьте:
Пока стучат у моряков сердца,
Они бы жизнь, не мешкая, отдали,
Любой из них был умереть готов,
Чтоб только шел в неведомые дали
Их старший друг, их командир Седов.
А он лежит –
Недвижный, непробудный…
Флаг Родины раскинулся над ним.
Как морякам теперь прийти на судно,
Взглянуть в глаза товарищам своим?
Да как же с этим примириться можно?
Седова нет…
Ведь он всему глава!..
- Дай руку, Линник.
Рядом будь, Пустошный!.. –
Припомнились начальника слова.
6
Разорвано все ж ледяное ярмо!
Тяжелые, долгие пройдены мили.
Все беды у «Фоки» теперь за кормой,
Родные причалы к нему устремились.
Со встречей, Двина! Распахнись широко!
Матросы на родине.
Сызнова дома…
В парадном мундире стоит Кушаков.
Он главный теперь, после смерти Седова.
Не тот Кушаков!
Он совсем не таков!
Смиренного Павла судьба пощадила.
Недаром в каюте хранил Кушаков
Икону епископа Нафанаила.
Судьба его кинула в экую даль,
А он уцелел, благоденствует снова!
Вчера, чтоб о нем услыхал государь,
Послал в Петербург благодарное слово.
Глядишь –
И немалый пожалуют чин!
И жить Кушакову в богатстве и силе.
Старался Седов, дескать, русский почин –
Пробиться на полюс!
А, глядь, сам в могиле.
Все – дерзкие мысли, пустые мечты!
Они лейтенанта совсем доконали.
А эти матросы?
Мерзавцы… скоты…
Узнают теперь Кушакова, канальи.

7
За что же их так?
Каземат… полутьма…
Допросы… допросы… и снова допросы.
Пустошный и Линник,
Да вам ли тюрьма?
Так вот как
Вас встретил Архангельск, матросы!..
Чиновник прищурил наметанный глаз.
Он дока!
Он мастер «признанья добиться».
Пустошный и Линник,
За что ж это вас?
Как можно, чтоб вы…
Командира убийцы.
Все – лекаря козни.
Отмстил он сполна.
Но гнусной напраслине
Верить возможно ль?
Матросам слышны командира слова:
- Дай руку мне, Линник!
Встань рядом, Пустошный!..
Да вам ли в тяжелой решетке окно?
Да вам ли тюремные стены в награду?
Пустошный и Линник,
Ведь вам суждено
Поведать народу
Всю горькую правду.
Гроза разразится.
Расплата найдет убийц командира –
Предателей подлых.
И новой России свободный народ
Оценит Седова немеркнущий подвиг.
Российский моряк
На макушке земли –
На полюсе встанет, как будто бы дома.
Пусть, льды сокрушая, идут корабли
По верному курсу  Седова»
 

Материалы о Г.Я. Седове      Стихи Э. Асадова      Стихи Н. Заболоцкого

 

Главная История Г.Я. Седов Земляки Природа  Рыбалка Почем рыбка Отдых   Фотогалерея    Моя школа   Контакты Гостевая

Copyright © Лях В.П. Использование материалов только при указании авторства и активной ссылки на источник