ГлавнаяИсторияГ.Я. СедовЗемлякиПриродаРыбалкаПочем рыбкаОтдых в СедовоФотогалереяГостевая книга


Старая Полтава, общий вид

Старая Полтава, общий вид

Старая Полтава, общий вид

На улицах старой Полтавы, какой  она была во времена Г.Я. Седова. Трамвайная линия

Трамвайная линия, ресторан "Полтава", магазины

На улицах старой Полтавы, какой  она была во времена Г.Я. Седова. Институт благородных девиц

Институт благородных девиц

На улицах старой Полтавы, какой  она была во времена Г.Я. Седова. Духовное училище

 Духовное училище

На улицах старой Полтавы, какой  она была во времена Г.Я. Седова. Братская могила павших в Полтавской битве

Братская могила павших в Полтавской битве

Старая Полтава. Памятник Котляревскому и бульвар

Старая Полтава. Памятник Котляревскому и бульвар

На улицах старой Полтавы

На улицах старой Полтавы. Линия электропередач

Старая Полтава. Угол Александровской и Протопоповской улиц

Угол Александровской и Протопоповской улиц. Линия электропередач, фонарь

Старая Потава. Гостиница Европейская

Старая Полтава. Гостиница Европейская

Общество взаимного кредита

Общество взаимного кредита

Земельный банк

Земельный банк

Ярмарка на Сенной улице

Ярмарка на Сенной улице

 

 

 

Надежда Горлакова  ПОЛТАВА В ЖИЗНИ Г.Я. СЕДОВА

     Полтава в жизни Г. Я. Седова

   Книга В. Н. Бесчастного и А.А. Попова "Георгий Седов. Северное сияние Приазовья"  Многие годы считалось, что хутор Кривая Коса был и родиной Г. Я. Седова, и единственным пристанищем, куда он возвращался в родительский дом после плаваний и экспедиций.  Но в 1983 году появились новые подробности из жизни Г. Я. Седова, не связанные с родительским домом на Кривой Косе. Часть из них были опубликованы Ю. А. Сенкевичем и А. В. Шумиловым в книге «Их позвал горизонт», вышедшей из печати в 1987 г. в издательстве «Мысль» (Москва).
     В главе этой книги « Планы его всегда рассчитаны на подвиг» на страницах 188—189 рассказано, что Г.Я. Седов помог освободить от домашнего гнета Л. Я. Безносову, в семье  которой он квартировал, будучи на Дальнем Востоке в 1904г. в г. Николаевске-на-Амуре. Седов неоднократно был свидетелем жестокого обращения хозяина квартиры с женой.
      Георгий Яковлевич помог ей развестись и отправил ее с детьми в Полтаву, где в то время жили родители Седова... А ниже помещена фотография —в центре Георгий Яковлевич,   справа и слева его две приемные дочери. Но внимательный читатель и специалисты сразу обнаружили несоответствие написанного и фактического проживания родителей  Г. Я. Седова. Они в то время в действительности  жили на Кривой Косе. Так начались снова поиски, исследования. И так продолжалось до тех пор, пока за изучение этого вопроса не взялась   научный сотрудник музея Г.Я. Седова Надежда Дмитриевна Горлакова, которая посетила «седовские» места в Полтаве. Благодаря ей научная общественность Украины, краеведы,  журналисты и земляки узнали о полтавской странице жизни Г. Я. Седова. Об этом отрезке деятельности нашего земляка рассказала Новоазовская районная общественно -  политическая газета «Родное Приазовье» 13 марта 2004 года. В данную книгу содержание этой интересной научной и познавательной статьи вошло в полном объеме.  А.А. Попов, предисловие к статье из книги  "Георгий Седов. Северное сияние Приазовья", Донецк, 2011г, стр. 307
 

И жизнь открылась новой гранью... Полтавская страница в биографии Г.Я. Седова

      Те, кто у нас в районе интересуется своей родословной и ее корнями, наверняка знают, что многие их предки родом из Полтавской губернии. Как могло случиться, что здесь оказалось так много полтавчан?
      Все объясняется очень просто. Полтавская губерния была густо заселена, что привело к малоземелью. А рядом—в низовье Дона, на востоке и юге Украины—было много свободных земель. Поэтому с начала ХIХ в. под началом властей началось переселение казаков и крестьян в Новороссию. Позже полтавчане стали селиться на Северном Кавказе, Казахстане, Дальнем Востоке. Таким образом в ХIХ в. Полтавщина активно поставляла свой генофонд во многие регионы, в том числе—и в наш.
      Известно, что родители Г.Я. Седова тоже были полтавчанами. Поступив в школу и обучившись грамоте, Егор (Георгий) Седов стал «поддерживать связь» с родственниками: «Вскоре я уже... писал от имени отца под его диктовку письма в Малороссию его родственникам и читал кое-как ответы». Родители тосковали по родным местам, но вернуться туда не могли из-за бедности. Отец, как человек бывалый, часто рассказывал детям, как хороша Полтава, и они представляли себе сказочный город, в котором непременно хотелось им всем жить.
    Прошло много лет, Егор вырос, но желание поселиться в этом чудесном городе сохранилось. Во время Русско-японской войны Г. Я. Седов служил на Дальнем Востоке. Вместе с  рядом офицеров он квартировал у Лидии Яковлевны Безносовой—женщины среднего возраста, имевшей троих детей. Муж ее, управляющий у одного заводчика, был большим грубияном и редким деспотом. Постояльцы не могли равнодушно смотреть на то, как попирается достоинство женщины. Но развестись с мужем тогда было очень трудно, почти невозможно. Георгий Яковлевич помог Лидии Яковлевне оформить развод и предложил ей ехать с детьми на Кривую Косу, забрать его родителей и племянницу-сироту Агриппину и купить усадьбу в Полтаве. Сам он не мог это сделать, т. к. после Русско-японской войны задержался по службе в Николаевске-на-Амуре.
       Лидия Яковлевна с детьми преодолела огромный путь, прежде чем добралась до Кривой Косы. Старики Седовы собирались в дорогу недолго, забрали весь свой скарб, даже гусей.  Дом, однако, продавать не стали. По прибытии в Полтаву сняли квартиру, и Лидия Яковлевна каждый день отправлялась по городу подыскивать усадьбу.
      И вот желанный день настал. Погрузили вещи и поехали на другой край города на Загородную улицу. Дом находился недалеко от казарм артиллеристов и донских казаков. К нему  прилегал земляной участок в 43 сотки. Но все же то ли средств было маловато, то ли Лидия Яковлевна сэкономила на деньгах Седова, потому что в купленной усадьбе и сад был запущен, и дом нуждался в капитальном ремонте. Лидия Яковлевна держала Седова в курсе всех дел, а он регулярно по почте пересылал ей деньги.
     Надо отдать должное, Безносова распоряжалась ими по-хозяйски. Детей надо было готовить в гимназию, поэтому взяли репетитора. Нашли рабочих для ремонта дома. Наняли  садовника, старика-дворника, прислугу. Закупили мебель: пианино, стулья, кровати, полированные столики, посуду, лампы, подсвечник и другие необходимые предметы. А вскоре в Полтаву прибыла и Анна—младшая сестра Седова, которая уехала из закрытого пансиона, где не смогла вынести строгий режим. Семья достигла 8 человек, но места хватало всем. Все  многочисленные хлопоты по обустройству, ремонту и масса других проблем легли на плечи Безносовой. Приходилось ей принимать решения и в более сложных ситуациях. Однажды  Яков Евтеевич проболтался случайным людям, что сын присылает большие суммы денег, и вскоре среди ночи в усадьбу пожаловали грабители. Лидия Яковлевна оказалась мужественной
женщиной, она сумела выстрелить из револьвера в форточку, и грабители скрылись. Каждый вечер после этого она делала предупредительные выстрелы, чтобы устрашить воров.
       Итак, казалось, мечты стариков Седовых осуществились. Они вернулись в родные места, поселились в красивом городе, в большом доме с прислугой. Им не придется больше  голодать, они смогут тратить на извозчика, на свечи в церкви и другие нужды столько, сколько необходимо. Все важные вопросы решит умная, обходительная экономка — Лидия Яковлевна. Однако вскоре старики заскучали. Явно ощущалось, что пребывание в Полтаве стало их угнетать. И у каждого были на то свои причины. Якову Евтеевичу не нравились  требования этического характера, которые предъявляла к нему Лидия Яковлевна... Наталья Степановна была недовольна тем, что деньгами распоряжается экономка, а не она.
      Первым уехал на Кривую Косу Яков Евтеевич. А когда Безносова повезла своих двух старших детей Валериана и Марию определять на учебу в Петербург, Наталья Степановна вместе  с дочерью Анной, оставив внучку Агриппину и младшую дочь Безносовой Талю на прислугу, также уехали обратно.
     Таким образом, в доме № 32 по улице Загородной стало теперь постоянно проживать три человека. Георгий Яковлевич всегда мечтал, чтобы двери его дома были открыты не только  для родственников, но и для друзей. Однажды он прислал в Полтаву письмо, в котором сообщал, что к ним приедет его товарищ, дворянин—Александр Владимирович Недзвецкий. Ему настолько понравилось в Полтаве, что на следующий год он приехал сюда снова.
      В доме бывали гости и из числа соседей. Неподалеку жила семья врача, с которой все очень подружились, ставили вместе домашние спектакли, играли. Меж тем Георгий  Яковлевич помог устроить Валериана в закрытое реальное училище принца Ольденбургского, Марию—в гимназию с интернатом. Немного позже он забрал в Петербург и  племянника-сироту Григория, помог ему получить образование фельдшера и устроил на работу в военный госпиталь. У Седова не было своих детей, и поэтому родительские чувства он  отдает своим племянникам и детям Безносовой. Он помогает исправно и щедро. Но однажды Седов вдруг перестал слать переводы и письма (скорее всего, он находился тогда в Колымской   экспедиции). Денег на еду почти не осталось, топить стало нечем. Все пересе¬лились в одну комнату и были обеспокоены своим будущим. Приближалось Рождество, но настроение было
явно непраздничное. И вдруг пришла телеграмма от Георгия Яковлевича, извещающая о его приезде. А вскоре приехал и он сам. Вот тогда-то только он впервые и увидел свой дом. С огромным удовольствием пил компот из сухих фруктов и ел свежие яблоки из своего сада, отчего был в восторге. Его угощали то грушами-цукатами, то вареньем из яблок, вишен и слив, и от всего он получал наслаждение. С приездом Седова в доме стало весело и оживленно. Он был очень жизнерадостный, играл с детьми, пел, гулял с ними по городу. «Пойдемте в театр», — предложили девочки. И он с удовольствием согласился. В театр решили идти пешком, хотя расстояние было приличное, назад же поздно вечером радостные и возбужденные возвращались на извозчике.
       Седов приучал девочек к аккуратности, требовал, чтобы они сами стирали, гладили и пришивали воротнички, учил ценить деньги, хотя и выделял им на всякую мелочь. Когда были в городе, покупал им учебные пособия, угощал пирожными, финиками. Перед своим отъездом Георгий Яковлевич съездил в гимназию, представился начальнице, уплатил за второе  полугодие. Он просто очаровал всех в гимназии, и к девочкам после этого изменилось отношение.
     Незаметно прошло полгода, вот уже позади экзамены в гимназии, самым трудным из которых оказался экзамен по французскому языку. Наступило теплое лето, и вместе с ним из  Петербурга приехали Мария, Валериан, Гриша и Александр Владимирович. Жара стояла такая, что не успевали делать квас. Хорошо было лечь в гамак и читать в тени деревьев. В  комнатах никто не спал, все на ночь переселялись на террасу и во двор.
       Однажды дом чуть было не сгорел. С наступлением рассвета увидели, что с чердака идет дым. Оказывается, что Александр Владимирович читал почти до утра, а лампа-трехлинейка, висевшая под потолком, раскалила балки, они загорелись. Потушили пожар своими силами.
     Загородная улица, на которой стоял дом, находилась в то время на окраине города, и по ночам на ней процветали грабежи. Грабители были частыми гостями и в доме № 32. В один раз воры унесли подсвечники, покрывала, зимнее одеяло. В другой раз прихватили детские пальто и плащи. Однажды среди ночи вор чуть было не задушил Лидию Яковлевну. Ее спасла такса. Но Лидия Яковлевна была настолько напугана, что за ночь вся поседела, с ней стали случаться нервные припадки. Помогло лечение у квартировавшего у них врача.
      Пока Лидия Яковлевна преодолевала трудности бытия, в личной жизни Г. Я. Седова произошли перемены. В июне 1910 г. он женился, а вскоре в Полтаву приехала его жена, которая  хотела, но не смогла продать дом. Через пару месяцев от Георгия Яковлевича пришло письмо, в котором он просил усадьбу продать, а племянницу отправить к отцу. Все загрустили.  За те пять лет, что они вместе прожили в Полтаве, все полюбили друг друга и не желали разлучаться. Агриппина понимала, что дома, в Мариуполе, в гимназию она не попадет, а будет лишь выполнять черную работу, на которую ей укажет мачеха. Было решено с продажей дома пока повременить, Агриппине остаться в Полтаве до конца учебного года, чтобы закончить пятый класс.
      Финансовое положение осложнилось, так как Георгий Яковлевич прекратил оказывать помощь. Лидия Яковлевна вынуждена была продать пианино для того, чтобы купить форменные  платья, учебники и уплатить за обучение. Через месяц после первого письма от Георгия Яковлевича пришло второе, в котором он вновь требовал продать дом, а Агриппине немедленно возвращаться к отцу.
Как же ей не хотелось расставаться с близкими людьми и многочисленными друзьями... Три дня откладывался отъезд. И, наконец-то, Груня в поезде. С тяжелым сердцем она покидала город. Неужели семья, которую она полюбила, дом, друзья, учеба в гимназии, домашние спектакли, игры и шалости — все это позади?


Прощай, сказка, имя которой «Полтава».

      Итак, дороги всех жильцов, проживавших в доме № 32 по улице Загородной  с 1905 по 1910 г., разошлись. Какое-то время Груне писали Лидия Яковлевна и ее сын Валериан. Затем  переписка прекратилась. В гимназию Груня вновь так и не поступила, хотя дядя и присылал два раза по 40 руб. на репетитора. А родители надеялись выдать ее замуж, что вскоре и произошло. Одно утешало в этой истории, что муж Агриппины был участником Каспийской экспедиции Г. Я. Седова и помогал ему в организации экспедиции к Северному полюсу, т. е.  был человеком, проверенным Седовым. Георгий Яковлевич даже успел сделать свадебный подарок в размере трехсот рублей, которые достались мачехе.
      А дом в Полтаве все же был продан. Сам Седов оценивал его вместе с хозпостройками в 15 тысяч рублей. Но, как мне кажется, сумма эта несколько завышена. За сколько же он был  приобретен и продан на самом деле — неизвестно, т. к. нотариальные акты утрачены.
      Известно также, что Лидия Яковлевна вскоре после этого вышла замуж, а Галя уехала учиться. С Агриппиной, как и с Георгием Яковлевичем, они больше, не виделись. В 1912 г.  Георгий Яковлевич отправился в экспедицию к Северному полюсу, которая стала для него последней.
       Однако нельзя отрицать ту огромную роль, которую он сыграл в судьбе семьи Безносовых и своих племянников-сирот Григория и Агриппины Чеботарь. Он проявил себя как настоящий  мужчина, протянув руку помощи в трудное для этих людей время. Если бы не его активная поддержка, неизвестно, как бы сложилась их жизнь. И здесь мы открываем для себя  совершенно нового Седова. Не великолепного гидрографа, путешественника, первооткрывателя, а доброго, великодушного, благородного человека, что также немаловажно для  определения его личности.
      Дом на родине Г. Я. Седова, к сожалению, не сохранился. Так, быть может, уцелел дом в Полтаве? Известный на Дальнем Востоке краевед, большой знаток биографии Г. Я. Седова  П. Л. Фефилов утверждает, что дом этот в Полтаве есть и находится он на прежнем месте под № 33.
     При первой же возможности я отправилась в Полтаву. Так же, как когда-то и Г. Я. Седова, она меня очаровала. За прошедшие сто лет она стала только краше. В Полтаве гармонично  соседствуют как памятники петровского времени, так и необычные дома оригинальной постройки, характерной для Малороссии более позднего периода. Здесь можно встретить роскошные здания, построенные в стиле барокко, и шедевры современной архитектуры. Одним словом, в Полтаве сохранили все лучшее из всех эпох.
      В областном архиве, где я несколько дней работала в поисках сведений о родителях Г. Я. Седова, классных журналов из гимназии, где учились девочки, сведений о регистрации брака  Л. Я. Безносовой, нотариальных актов о покупке и продаже дома, принадлежавшего Г. Я. Седову, не нашла, к величайшему сожалению, ничего. Заведующая читальным залом  3. П. Яненко сообщила, что архив очень пострадал в годы Великой Отечественной войны: наиболее ценные материалы фашисты вывезли в Германию, остальные — почти все сожгли.  Захватчиков не волновала история чужой страны. Дни и ночи горели костры из бесценных документов. В итоге из 2-х миллионов единиц хранения осталось только 150 тысяч.
      Но улица Загородная, на которой стоял дом Г. Я. Седова, сохранилась, хотя и пережила несколько переименований. В период фашистской оккупации она называлась «Корпусный сад», после окончания войны — «Жовтневый сад». Сейчас — это улица Зыгина. И если сто лет назад она находилась на окраине города, то теперь оказалась в центре. Я прошлась по ней от начала до конца и была разочарована: вся улица состоит из современных многоэтажных построек. Единственный дом, который сохранился с того времени, — дом № 33 и рядом  с ним здания, в которых находились казачьи казармы, ныне здесь ПТУ.
      Как сообщил главный архитектор г. Полтавы Ю. Петрук, садовые дома, которые находились на улице Загородной, начали сносить еще в середине 30-х годов и сооружать многоэтажные   дома для работников хлопчатобумажной фабрики. На месте, где стоял дом № 32, сейчас находится пункт централизованной охраны при Управлении внутренних дел.
      А как же утверждение П. Л. Фефилова, что Седову принадлежал дом № 33? Да, действительно этот дом очень похож по описанию на дом Седова. Здесь сохранился также бывший  сарай и остатки заброшенного сада. Но нет колодца и подвала. На улицу к тротуару выходят шесть окон, а не семь. Бывшие казармы находятся по соседству, а не «недалеко».
      Прожившая в этом доме пять лет племянница Г. Я. Седова—Агриппина — утверждала, что Г. Я. Седову принадлежал дом № 32, а не 33. А схожесть домов, очевидно, объясняется   типовой застройкой улицы. Как ни жаль, но приходится согласиться, что это не тот дом, который принадлежал Г. Я. Седову, а это означает, что еще один исторический памятник утерян.
      В Полтаве сохранились почти все здания дореволюционных гимназий. В одной из них бывал Седов, интересовался успехами девочек, платил за их обучение. Но в какой именно из  них он бывал? Ответ на этот вопрос найти не удалось.
      Достоверно известно, что Георгий Яковлевич вместе с девочками, которых он опекал,—дочерью Л. Я. Безносовой Талей и своей племянницей Агриппиной, — посещал полтавский театр, здание которого сохранилось и ныне. Оно выполнено в стиле французского ренессанса, было построено в 1902 г. по проекту О. Трамбицкого и поныне поражает своей красотой и  величием. Сейчас в нем находится кинотеатр «Колос». Итак, исследована еще одна страница короткой биографии Г. Я. Седова, страница, которая, пожалуй, менее всего изучена, но тем  не менее представляющая интерес для широкого круга людей, интересующихся личностью Г. Я. Седова, чье имя на века вписано в ряды первопроходцев Арктики как организатора  Первой русской экспедиции к Северному полюсу.
Н. Горлакова, научный сотрудник музея Г. Я. Седова, пос. Седово Донецкой области


 Статьи о Г.Я. Седове   Очернить – легко, понять – трудно  Музей Г.Я. Седова на его родине     Музей школы №336 г. С-Петербурга 

 

Главная История Г.Я. СедовЗемляки Природа РыбалкаПочем рыбка Отдых Фотогалерея  Моя школа КонтактыГостевая

Copyright © Лях В.П. Использование материалов только при указании авторства и активной ссылки на источник