ГлавнаяИсторияГ.Я. СедовЗемлякиПриродаРыбалкаПочем рыбка Отдых в СедовоФотогалереяГостевая книга


 

ДНЕВНИК МАТРОСА ГРИГОРИЯ ЛИННИКА стр.1

       1913 год. 8 октября. Сегодня скрылось солнце, наступила длинная полярная ночь, так как солнце опять покажется не раньше половины февраля 1914 года.
11октября. Я и второй матрос Пустошный подали начальнику экспедиции докладную записку о путешествии к полюсу и о теперешнем продовольствии. Я и Пустошный
вечером были позваны в каюту начальника экспедиции, где пробыли около 2-х часов в разговоре, относящемся к докладной записке. На вопрос Г. Я. Седова, что не  думаем ли мы подвести его в пути к полюсу нерадением к делу, я ответил, что такая дума недопустима, так как в такое путешествие я отправляюсь добровольно, отлично все обдумав и испытав в экскурсиях первой зимовки. Но для этого я должен себя подготовить заблаговременно, и на второй вопрос Г.Я. Седова, что же нам нужно, я ответил, что нужно и даже необходимо улучшение пищи, так как до отхода к полюсу остается 4 месяца, а жаловаться на физическую слабость в пути считаю более неподходящим, чем предотвратить все это раньше. И тогда начальник экспедиции ответил: ну, тогда назначаю вас на офицерский стол и освобождаю от всех судовых работ, так что с завтрашнего дня будете только смотреть за собаками и готовиться к пути.
      Вечером все были позваны в салон, где вахтенным начальником М.А. Павловым был прочитан приказ начальника экспедиции об освобождении меня и Пустошного от  всех судовых работ и назначении усиленного питания.
    13 октября. Воскресенье. Празднуем. С утра начальник с художником Пинегиным уехали на остров Скотт-Кельти на прогулку и охоту. К вечеру, возвратясь на судно, привезли с собой одно бревно плавникового леса — это редкость для Земли Франца-Иосифа.
18 октября. С Пустошным начал выделывать нерпичьи кожи для починки катанов, пимов и для шитья трех пар сапог в путешествие к полюсу.
21 октября. День уже настал темнее всякой ночи, видны лишь луна, звезды и частое северное сияние.
26 октября. Кроме присмотра за собаками, окончил починку сапог, и одной парой на треть пути к полюсу обеспечен. Сегодня прекратил курение табаку, подготовляя себя к путешествию, где всевозможные лишения неминуемы, и табаку уже на судне почти нет. Мороз доходит до - 30°.
27 ноября. Кроме присмотра за собаками, я с Пустошным пилил дрова для кубрика, для вытяжки на крюке и просушки нерпичьих кож, из которых Инютин будет шить три пары сапог для путешествия, а также начали приготовлять нарты, каяки и все необходимое к полюсу.
9 декабря. Сегодня день для нас очень радостный, так как с сегодняшнего дня солнце начинает подниматься и скоро по утрам будет заря, а там уже и пройдет утомительная, длинная полярная ночь, которая, кроме вьюг и цинги, ничего не дает, а у нас уже двое больных.
11 декабря. Во время разных работ по снаряжению пришел в кубрик начальник экспедиции с доктором для окончательного решения оборудования нарт и каяков к полюсу, и после 2-часового разговора утверждено для каяков сшить предохранительные парусиновые чехлы, а увязку нарт устроить возможно проще - крепче, быстрее и, главное,  как можно легче. Вечером Г.Я. Седов осматривал мои и Пустошного вещи, которые пойдут в путешествие, и после этого было решено добавить мне и Пустошному по одной рубахе из кавказской бурки, принадлежащей доктору, и по одной рубахе из махровой простыни. Всем этим мы не богаты. Вот полный список всего, что я беру для себя к полюсу: 1) Один, две зимы ношенный, бараний полушубок. 2) Далее, ношенные две зимы и подшитые нерпой пара валяных сапог. 3) Пара изношенных и вновь исправленных пимов с пинтами. 4) Две зимы ношеная шапка.  5) Три пары рукавиц, из которых одна новая. 6) Двое бобриковых брюк, новые и старые. 7) Три пары портянок и столько же носков. 8) Три смены белья тельного и две - верхнего. Нижнее белье из никуда не годной для полярных стран материи «ганки». 9) Новые меховые брюки и такая же рубаха с капюшоном. 10) Башлык. К этому еще будут добавлены две рубахи, сказанные выше.
     И, несмотря на такое неважное снаряжение, в смысле материальном, знания, все будет вложено в дело путешествия. Хотя из 24 собак более подходящих только одиннадцать, но этот недостаток с избытком заменяет опыт, испытанный в частых экскурсиях на первой зимовке и в долгом пребывании в заполярных странах.
      Препятствием для нас могут быть два вида. Первое - это, не дай бог, в пути болезнь начальника, так как здоровье его и сейчас неважное, а вторым препятствием могут быть необозримые поля пака, по которому движение невозможно. Что же касается вьюг и морозов, то этому даже стыдно придавать особое значение.
12 декабря. Я с Пустошным начал примерять и метить упряжь для собак, а матрос Шестаков начал шить чехлы для каяков.
18 декабря. По уборке собак закончил примерку собачьей упряжки. Вечером начальник позвал меня к себе в каюту, где выработали способ для запряжки и выпряжки собак в пути, а также решили самых худших собак пустить в передовой нарте, без каяка. Вторые две нарты с каяками будут названы: «Льдинка» и «Ручеек».
16 декабря. Приготовляем продольные перекладины к нартам для устойчивости каяков. Сегодня еще один выбыл из строя, то есть из колеи, здоровых, и попал в разряд больных. Это уже четвертый из команды и пятый по общему счету. И для снаряжения полюсной партии осталось нас только трое.
19 декабря. Заканчивал оборудование нарты и взвесил все в отдельности. Каждая пара с полным оборудованием весит 1 пуд 35 фунтов, к ней же собачья упряжь 12 фунтов, каяки - 1 пуд 15 фунтов и 1 пуд 20 фунтов, а всего нарта весит 3 пуда 22 фунта и 3 пуда 27 фунтов. Это вес, доведенный до минимума. Сегодня окончательно заболел ногами начальник экспедиции. Это совсем неприятная и нежелательная новость.
20 декабря. По уборке собак закончили сушку нерпичьих кож и начали прорезывать «брюканцы» в каяках, в носу и в корме для лучшей укладки в них провизии.
23 декабря. Разные приготовления к путешествию. Матрос Шестаков сшил только одни чехлы для каяков, а «брюканцы» - то есть рукава для отверстий на каяках, буду шить сам, так как Шестаков назначен каждый день заготовлять дрова ввиду болезни остальной команды.
30 декабря. Закончили оборудование каяков.
31 декабря. Приготовление к новому году. В 12 часов ночи с бокалами красного вина под крики «ура», выстрелы из пушки встретили Новый, 1914 год.
1914 год
11 января. Пустошный около собак, я за приготовлением и распределением снаряжения в путь.
12 января. Целый день пролетел в раздумье распределения в пути работ, каждодневных и случайных.
13 января. Приготовлял разные веревки и приборы для шитья и сапожничества. Сегодня начальник выходит на один час на прогулку. В полдень уже на дворе немного видно, хотя до солнца еще не так скоро.
75 января. Приготовлял состав воска, парафина и глицерина для заливки каяков в случае их починки в пути.
16 января. Сегодня ставили на льду палатку, перешитую для путешествия, которую осмотрел начальник, и все переделанное оказалось вполне годным в пути.
17 января. Пустошный около собак. Я приготовил «подшивку» к спальному мешку. Сегодня последовало распоряжение начальника экспедиции, чтобы на кухне никто ничего отдельно не готовил. Мне же и Пустошному обедать в отдельной каюте, и так как мясного ничего нет, то утром назначено нам, полюсным, по 3 стакана шоколаду.
18 января. Подшивал полотняную простынь к спальному мешку для предохранения от вытирания шерсти. Одним словом, снаряжение почти готово, за исключением мелочи. Прискорбно лишь то, что начальнику экспедиции хотя и лучше гораздо, но все же здоровье его неважное.
19 января. Пустошный около собак, я сижу один в своей каюте за распределением в пути как провизии для себя, так и корма для собак. В подробном расчете получилось, что провизии для себя, предполагаемой на четыре месяца, можно в случае надобности растянуть до десяти месяцев. Корм же для собак также можно растянуть на три месяца. Кроме всего у нас будет много патронов и ножи. Вот полный список всего мною распределенного отдельно на каждую нарту, и по этому же списку всегда быстро можно найти понадобившееся, так как особой меткой в списке помечено, в каких частях, в носу или в корме, или в середине нарты, что находится.
Нарта № 1 «Передовая»
Бульона Скорикова - 30 фунтов
Сухарей норвежских - 1 пуд
Галет съестных - 30 фунтов
Печенья мясного - 5 фунтов
Сала малороссийского - 20 фунтов
Шоколаду (смеси)
обыкновенного и мясного - 20 фунтов
Сахару - 10 фунтов
Чаю - 1/2 фунта
Какао - 4 фунта
Соли - 2 фунта
1/2 бутылки экстракта клюквенного,
2 1/2 бутылки спирту денатурированного для примуса
Керосину - 1 пуд
Свечей стеариновых - 5 фунтов
Муки «Нестле» - 2 банки
Консервированного молока «Нестле» - 2 банки
Галет для собак - 7 пудов
Палатка с прибором.
Ящик с примусом и мелочью.
Одно место с вещами начальника, в нем же глазные капли, восковой пластырь и перевязочные предметы. Пимы и бурки  с сеном
Всего до 20 пудов


                                                                                                              
    

    

 Страница 12, 3, 4        продолжение                                             Материалы о Г.Я. Седове                   Дневник А. Пустошного   

 

Главная История Г.Я. Седов Земляки Природа  Рыбалка Почем рыбка Отдых   Фотогалерея    Моя школа   Контакты Гостевая

Copyright © Лях В.П.  Использование материалов только при указании авторства и активной ссылки на источник