ГлавнаяИсторияГ.Я. СедовЗемлякиПриродаРыбалкаПочем рыбка Отдых в Седово ФотогалереяГостевая книга


Письмо Михаилу Суворину

Письмо Михаилу Суворину

Командный состав "Фоки"

Командный состав "Фоки": Г.Я. Седов, механик И.А. Зандер, геолог М.А. Павлов, "капитан" Захаров, ветеринар Кушаков, художник-фотограф Н.В. Пинегин, геофизик В.Ю. Визе

Подготовка судна

Подготовка судна

Проводы "Святого Фоки" в экспедицию

Проводы "Святого Фоки" в экспедицию

Судно "Святой Фока" во льдах

Судно "Святой Фока" во льдах

Пурга

Пурга.  

 

МИХАИЛ АЛЬТЕР     ШАГИ К МЕЧТЕ   страница 4

     — Вы говорите о достижении полюса, — прервал его журналист, — согласен с вами, это смелая, благородная мечта. Но мечта отвлеченная. Ну, пожалуйста, объясните, какая необходимость в том, чтобы ценою величайших трудностей и лишений добраться до этого условного пятна на географической карте? Кому от этого польза? Улучшится ли после этого жизнь человеческая?
      Как ни говорите, а путешествие на полюс это напрасная растрата народного достояния. Честные и образованные люди нужны нам здесь. Они нужны нам не для открытий, а для настоящей будничной работы.
      На это Георгий Яковлевич возразил страстно, убедительно:—Я не согласен с вами. Разве мало примеров в истории науки, когда казалось бы отвлеченная мечта приобретает для человечества практический смысл? Взять хотя наблюдения. Как-будто отвлеченное занятие — наблюдать за небом, а между тем астрономия помогает нам, морякам, держать курс корабля в море. Можно ли утверждать, что стремление к поиску бессмысленно? Нет. Тысячу раз нет! Я не сомневаюсь в том, что, изучив полюс и районы, прилегающие к нему, мы разгадаем величайшую загадку природы. Среди северных льдов, где рождаются циклоны, где властвуют неизученные морские течения, мы сумеем найти разгадку климата, а следовательно, и пути к покорению засухи, заморозков и других стихийных бедствий. И я верю, что так оно и будет, может быть, не теперь, но разве мы не должны думать, о будущем?!
       Еще одна запись в служебном формуляре, последняя: 1912 год. Предоставлен отпуск по службе для устройства по личной инициативе и в частном порядке экспедиции к Северному полюсу.
       «По личной инициативе и в частном порядке...». Тяжким укором и сегодня звучат слова эти в адрес царского правительства и его  органов — Государственной думы, Морского министерства, не поддержавших планов полюсной экспедиции и отказавших в минимально   испрашиваемых им для этой цели 70-80 тысячах рублей.
         «И вот теперь, когда задумана первая серьезная научная экспедиция — русская экспедиция к самому сердцу Арктики, к полюсу, глухая стена встала передо мной...», — с горечью писал Георгий Яковлевич о равнодушии, с каким царские чиновники встретили его идею идти к северному полюсу.
          Экспедиция, однако, состоялась. Седов обратился за поддержкой к общественности, которая откликнулась на это национальное  дело. Пожертвования на полюсную экспедицию от отдельных лиц, в виде больших и малых сумм составили 98 тысяч рублей. И вот тогда, чтобы как-то сгладить конфуз, в который попали царедворцы, отказав в финансировании экспедиции, задним числом от «кабинета его императорского величества» был сделан взнос в сумме 10 тысяч рублей(6). На эти 108 тысяч рублей Седов, потерявший несколько месяцев на решение своего предложения, «в государственном порядке», стал готовить задуманную им экспедицию. ( 7)
                                                                                                                                        

***

     Тяжелая ледовая обстановка не дала возможности «Святому Фоке» прибыть к месту зимней стоянки — архипелагу Земля Франца-Иосифа. Это произошло только в следующем году. Первая зимовка экспедиции, развернувшей работу по широкой научной программе, проходила на Новой Земле. Итогам этих исследований Г. Я. Седов посвятил, помимо обстоятельных дневниковых записей, специальный приказ, в котором говорилось о том, что экспедиции к Северному полюсу, таким образом, достался счастливый жребий внести исправления в существовавшую веками неверную карту Новой Земли. «Наша экспедиция, не задаваясь будущим, уже сделала кое-что для науки.  Впереди поход к Северному полюсу. Эта задача экспедиции — вторая, связанная с имением русского человека и честью страны».  Что же такое «открытия несогласия», о которых говорит Г. Я. Седов? В чем их суть и так уж существенны ли они?
        Велик научный вклад экспедиции на «Фоке» в освоение арктического бассейна. «Открытия несогласия» весьма значительны и  чрезвычайно емки. Назовем, к примеру, картографирование. Каждому, кто хотя бы отдаленно соприкасается с картографическими  материалами, очевидно, что «примерные», «приблизительные» карты не есть контрольный документ. Карта должна быть точной. Тогда она выполняет свои прямые функции и в первую очередь — путеводительные. Точность карты определяется квалификацией ее  составителя, его добросовестностью...
       Сохранились свидетельства очевидцев картографических работ, выполнявшихся до экспедиции на «Святом Фоке». Съемка берегов велась, как правило, непосредственно с судов, то есть с моря. При этом астрономические и магнитные функции не определялись.  А если и определялись, то только приблизительно. Почему так? —Картографирование за полярным кругом сопряжено с массой неудобств, связанных с работой при значительных  минусовых температурах,— пояснили в научной части музея Арктики и Антарктики. — Отсюда спешка, стремление сделать попроще,  обойтись без приборов, сделать по интуиции, «на глазок». И еще: те первые картографы не предвидели скорого активного  вторжения человека в другие широты с научными и хозяйственными целями. И потому, видимо, считали, что можно будет обойтись и теми картографическими материалами, которые они составляли.
       Г. Я. Седов уже предыдущими своими гидрографическими исследованиями доказал, что он является противником примерных, приблизительных результатов исследований. — Если научная добросовестность необходимейшая черта любой экспедиции вообще, — указывал он своим сотрудникам, — то в условиях Арктики это необходимо вдвойне.
       Как подчеркивает один из биографов Седова профессор М. Г. Кедек, в бухте, где зимовала экспедиция, производились регулярные научные наблюдения. Были совершены поездки на ближайшие острова, мыс Литке, описан северо-восточный берег Новой Земли.  Г.Я. Седов сам прошел за 63 дня от Панкратьева полуострова вдоль берега до мыса Желания и далее до мыса Виссингер- Гофт, в оба конца около 700 километров. Им была произведена маршрутная съемка в масштабе 1:210000 и определены четыре астрономических и магнитных пункта. На картах прежних лет обследованный берег был нанесен в результате случайных съемок с  моря. Карта, составленная Г. Я. Седовым, обнаружила значительные неточности в прежних картах, достигающие в некоторых пунктах 15 километров.
       Г. Я. Седов впервые обогнул на санях северную оконечность острова Новая Земля, а его спутники Визе и Павлов первыми пересекли остров по 76-му градусу северной широты и выполнили ряд исследований по специальной программе, составленной Седовым. Они выяснили географию внутренней части Новой Земли в области сплошного оледенения. От бухты «Святого Фоки» до Карской стороны Павлов и Визе прошли вместе. Обратный путь — раздельно. Вот тематика их работ: маршрутная съемка и нивелировка, геологические, географические и метеорологические наблюдения, съемки части Карского берега Новой Земли.
       Работая по программе   Седова, Визе установил, что центральная область Новой Земли на широте 75-76 градусов покрыта сплошным ледником, имеющим форму щита и представляющая собою в миниатюре покров, подобный гренландскому. В исследованной полосе уклон ледникового покрова оказался круче к Баренцеву морю, чем к Карскому. Общая мощность ледникового покрова не менее 200 метров.
        В районе прибрежных гор Новой Земли лед заполняет все долины между горами и образует ряд глетчеров, обладающих значительным движением. Все эти данные потом, уже в советское время, были использованы при создании на Новой Земле промысловых поселений, рыбоперерабатывающих    предприятий, портов и пунктов для якорных стоянок судов. А в то время Морское министерство осталось безучастным к просьбе Седова прислать на следующее лето на Новую Землю уголь , продовольствие и некоторые виды оснащения. (8) Средства для этого были. Требовалась только соответствующая распорядительность министерских чиновников. Не дождавшись помощи, Седов с истощенными материальными ресурсами продолжил экспедиционное плавание к архипелагу Земля Франца-Иосифа, где в бухте, названной «Тихая» экспедиция провела вторую зимовку. И на этот раз, несмотря на более сложные условия и скудность ресурсов экспедиции, научные исследования осуществлялись по широкой программе. Архипелаг был мало изучен, и потому все инструментальные съемки, замеры и наблюдения, выполненные здесь, явились весомым вкладом в познание арктических земель. Использованы эти данные были уже в советское время при подготовке первых арктических экспедиций. Отсюда до полюса оставалось немногим более девятисот километров. Третий этап экспедиции заключался в достижении полюса на санных упряжках. Истощенный трудными зимовками, заболевший цингой, Седов стал готовиться к санному походу.

Карта плавания "Святого Фоки"

Карта плавания "Святого Фоки"

Страница 12, 3, 4, 56, 7   примечания

 

Главная История Г.Я. Седов Земляки Природа  Рыбалка Почем рыбка Отдых   Фотогалерея    Моя школа   Контакты Гостевая

Copyright © Лях В.П.  Использование материалов возможно только при условии указания авторства и активной ссылки на источник