ГлавнаяИсторияГ.Я. СедовЗемлякиПриродаРыбалкаПочем рыбка Отдых в Седово ФотогалереяГостевая книга


Карта дрейфа "Святой Анны" и плавания "Святого Фоки"

Карта дрейфа "Святой Анны" и плавания "Святого Фоки"

Бот "Геркулес"

Бот "Геркулес"

В.А. Русанов

В.А. Русанов

Трехмачтовая шхуна "Святая Анна"

Трехмачтовая шхуна "Святая Анна"

Г.Л. Брусилов

Г.Л. Брусилов

В.И. Альбанов

В.И. Альбанов

Матрос Александр Конрад

Матрос Александр Конрад

 

В.Ю. Визе

В.Ю. Визе

МИХАИЛ АЛЬТЕР     ШАГИ К МЕЧТЕ   страница 6

5. Тайны белого безмолвия

        В СЕДОВСКОЙ экспозиции музея Арктики в Ленинграде я обратил внимание на карту полярных морей, на которой ее составители  разными значками протрассировали ледовые дрейфы (10) нескольких кораблей. На карте был заголовок: «Экспедиции Т. Я. Седова к Северному полюсу на судне «Святой Фока», Г.Л. Брусилова на судне «Святая Анна», В. А. Русанова (11)  на судне «Геркулес» в 1912- 1914гг.».Эти экспедиции были совершенно отдельными, независимыми предприятиями.
       Первым ушло в своей арктический рейс из мурманской гавани к берегам Шпицбергена небольшое парусно-моторное судно «Геркулес»  под командованием В.А. Русанова. Вместе с капитаном в команде было 14 человек, в том числе судовой врач, студентка медицинского факультета Парижского университета Жюльетта Жан, невеста Русанова.
    Переход к острову Шпицберген и геолого-поисковые работы на нем были только начальным этапом экспедиции. Конечная цель — переход из Атлантики Северным морским путем в Тихий океан. Русанов, многократно участвовавший в экспедиционных работах на Севере, был опытным мореходом. Он хорошо оснастил «Геркулес»  всем необходимым и даже новинкой того времени — радиотелеграфом. (12)
       Удача ждала путешественников на Шпицбергене, где на берегу залива Бельзунд они обнаружили десять угленосных участков, которые застолбили заявочными знаками российской принадлежности. Затем совершили пеший переход по острову и описание Шпицбергена дополнили многими ценными сведениями.
        20 августа телеграф шхуны отстучал рапорт Русанова о завершении работ на острове и продолжении экспедиционного рейса «Геркулеса». (13)  Потом на Большую Землю долго не было вестей от Русанова. И только через 6 недель с «Геркулеса» поступило еще одно сообщение. (14)
      «Юг Шпицбергена, остров Надежды окружены льдами. Занимались гидрографией, штормом отнесены южнее Маточкиного Шара. Иду к
северо-западной оконечности Новой Земли, оттуда — на восток. Если погибнет судно, направлюсь к ближайшим на пути островам: Уединения, Новосибирским, Врангеля. Запасов на год. Все здоровы. Русанов».
       Больше никаких вестей от экспедиции не поступало. Поисковые работы у берегов Новой Земли, на островах Карского моря оказались безрезультатными. В летопись освоения Севера «Геркулес» вместе с командой был занесен, как пропавший без вести. О том, что случилось с «Геркулесом» стало известно только в тридцатые годы прошлого века. (15)   Первоначально, в 1934 году, на  одном из полярных островов (16) обнаружили столбик с вырезанной ножом надписью «Геркулес», 1913», и различные вещи, принадлежавшие матросам погибшего корабля. Спустя два года нашли записную книжку, на первой странице которой рукой Русанова было выведено:   В. А. Русанов. К вопросу о северном пути через Сибирское море».
     В те же самые дни, когда в Архангельске шли последние приготовления к отплытию «Святого Фоки», внимание петербуржцев привлекла очередная сенсация. Газеты сообщили, что от стоянки у Николаевского моста отвалил корабль «Святая Анна», на котором полярный путешественник лейтенант Георгий Брусилов намерен пройти через весь Северный Ледовитый океан во Владивосток. Многие петербуржцы видели этот белоснежный красавец-корабль, когда он шел по Неве. А некоторым была известна даже такая частность: щедрые средства на экспедицию дал любимому племяннику лейтенанту Брусилову его богатый дядюшка. (17)
     
Начало экспедиции Брусилова было многообещающим. «Святая Анна» достаточно быстро прошла Балтику, обогнула Скандинавию и уже
через месяц, в начале сентября, подходила к проливу Югорский Шар. Но здесь закончились открытые морские просторы. Тяжелые  льды забили все известные мореходам проливы. Арктика, словно сопротивлялась натиску людей, в том году повесила замок на входные ворота своего белого безмолвия. У кромки льдов «Святую Анну» встретила флотилия коммерческих (18) кораблей. Вести, полученные от капитанов, были неутешительными: «По всему видно, что в Карское море хода не будет». И потому, чтобы не терять времени, мы решили повернуть пароходы на обратный курс», — так сказали капитаны.
      На следующий день, однако, ледовая обстановка улучшилась: ветер переменил направление, льды пришли в движение, образовались разводья, открывшие вход в пролив. Пока капитаны решали, «быть или не быть», Георгий Брусилов повел «Святую Анну» намеченным курсом. Под парусами и парами  шхуна прошла в Карское море и дальше — почти до берегов полуострова Ямал. Здесь она вмерзла в лед. Наступила полярная ночь.  Вместе со льдами шхуна начала медленный дрейф к северу...
          Вероятнее всего, дальнейшая судьба «Святой Анны» и ее экипажа так и осталась бы неизвестной, если бы не один случай. Через два года, когда осиротевший, измученный, но непобежденный «Святой Фока», возвращаясь из полярной Одиссеи, сделал  остановку у мыса Флора Земли Франца— Иосифа, — произошло неожиданное. Вахтенный с капитанского мостика увидел в бинокль на  скалистом необитаемом острове, почти у самого берега, человека, который подавал седовцам какие-то сигналы. Человек, заметив, что корабль застопорил машину, быстро столкнул в воду лодчонку и поплыл к «Святому Фоке». Это был штурман «Святой Анны»  Валериан Иванович Альбанов. Его спутник — матрос Конрад — истощенный, обессиленный лежал в укрытии на берегу. Его доставили  на «Святого Фоку». По просьбе Альбанова «Фока» изменил курс и направился к мысу Гранта, где по предположению штурмана могли  быть еще два участника похода на «Святой Анне». Но поиски их не увенчались успехом. Моряки, должно быть, погибли.  Альбанов во время похода до мыса Флора вел подробный дневник. У него были и некоторые документы. Все это позволило  восстановить достоверную картину плавания «Святой Анны», дрейфовавшей во льдах и, видимо, в этих же льдах погибшей вместе с частью экипажа, оставшейся на ней после ухода группы Альбанова.
    ... Полярное лето, пришедшее на смену ночи, не принесло освобождения от льдов «Святой Анне». Моряки старались ломами и взрывами пороховых зарядов проложить канал к чистой воде. Работа продвигалась медленно: люди были изнурены и обессилены цингой, которая с наступлением лета несколько пошла на убыль. Теперь моряки питались медвежатиной, богатой витаминами. Корабль находился где-то у 80-й параллели. Его дрейф продолжался в недоступных местах Арктики, все дальше на Север. И это обстоятельство самым серьезным образом заботило экипаж.
     Опытный навигатор штурман Альбанов на основе анализа данных о дрейфе «Святой Анны», о дрейфе экспедиционного корабля Нансена «Фрам», который тоже побывал где-то в этих широтах, рассчитывал, что только к осени 1915 года льдина вместе со вмерзшей «Святой Анной» сможет быть вынесена к чистой воде. Штурман верил в свои расчеты, но они говорили и о другом:  имеющееся продовольствие будет израсходовано месяцев за десять до возможного освобождения из ледяного плена. И тогда Альбанов попросил Брусилова отпустить его с частью команды к ближайшему архипелагу Земле Франца-Иосифа, который хотя и необитаем, но  там должны быть базы продовольствия, оставленного экспедициями прежних лет. Брусилов согласился с предложением Альбанова. (19)
   ...Три месяца длился ледовый переход группы Альбанова. Их было четырнадцать. Трое вскоре возвратились на корабль. Семеро погибли в пути. Но оставшаяся четверка с неимоверными трудностями, ценою громадных лишений добралась но ледовым полям к открытой воде и на двух легких лодчонках— каюках (20) поплыла к мысу Флора. Один каюк (20) исчез, видимо, его навсегда поглотила стылая пучина. Альбанов не хотел этому верить. А вдруг каюк (20) с двумя спутниками прибило к мысу Гранта. Или другим образом удалось как-то спастись двум спутникам штурмана по ледовому переходу к Земле Франца-Иосифа? Но на мысе Гранта седовцы никого не нашли. Альбанов познакомил экипаж «Святого Фоки» с предписанием, которое он хранил во внутреннем кармане своего видавшего виды  кителя. «Штурману Вал. Ив. Альбанову. Предлагаем Вам и всем нижепоименованным согласно Вашего и их желания покинуть судно с целью достижения обитаемой земли, сделать это10-го сего апреля, следуя пешком по льду, везя за собой нарты с каюками (20) и провизией, взяв таковой с расчетом на два месяца.
     Покинув судно, следовать на юг до тех пор, пока не увидите земли. Увидав же землю, действовать сообразно с обстоятельствами, но предпочтительно, стараться достигнуть Британского канала между островами Земли Франца-Иосифа, следовать им, как наиболее известным, к мысу Флора, где, предполагаю, можно найти и провизию, и постройки. Далее, если и время, и обстоятельства позволят, направляться к Шпицбергену, не удаляясь из виду берегов Земли Франца-Иосифа. Достигнув Шпицбергена, представится вам чрезвычайно трудная задача найти там людей, о месте пребывания которых мы не знаем, но надеюсь, на южной части его — это вам удастся, если не живущих на берегу, то застать где-нибудь промысловое судно. С вами пойдут, согласно желания,  следующие тринадцать человек из команды...»     После перечисления фамилий спутников Альбанова стояла подпись: «Капитан судна «Святая Анна» лейтенант Брусилов. 10 апреля 1914г. в Северном Ледовитом океане».
     Этот документ — последнее и единственное свидетельство со «Святой Анны», дошедшее на Большую Землю. То, что затем произошло с кораблем и спутниками Брусилова, так навсегда и осталось тайной.
     В отличие от экспедиции Седова, на корабле «Святая Анна» не велись специальные научные наблюдения и исследования. Но  штурман Альбанов имел с собой схему дрейфа шхуны. Он рассказал научному сотруднику В.Ю. Визе о том, как проходил дрейф шхуны в той совершенно неизученной части Ледовитого океана, поделился своими наблюдениями о движении льдов, морских течениях,  направлении ветров, температурном режиме, о животных этого района Арктики. Альбанов высказал сомнение в существовании Земли Питермана (21) и Земли Короля Оскара.
      — Маршрут нашего похода от действующей шхуны к мысу Флора проходил через эти земли, — сказал он. Но земель мы не  встретили. Сомневаюсь в том, были ли такие земли вообще и имело ли их открытие реальную основу. Пока не утверждаю точно, но думаю, что эти земли — домысел иностранных мореплавателей...
         В более позднее время В.Ю. Визе, ставший известным ученым, вернулся к дневниковым записям Альбанова и составленной им схеме дрейфа «Святой Анны». Весь путь, который проделала вместе со льдами шхуна, по расчетам В.Ю. Визе делился на семь отличающихся друг от друга характером дрейфа отрезков. «Привязав» эти отрезки во времени к дневниковым записям Альбанова, где были  зафиксированы сжатия и разжатия льдов, появление полыней и ветровые данные, ученый пришел к следующему выводу: между 78-м и 80-м градусами северной широты есть скальное материковое образование, вероятнее всего остров, который и оказался непреодолимым препятствием для дрейфа «Святой Анны» на восток. В эту гипотезу не поверили даже видавшие виды ученые-полярники, когда В.Ю. Визе в 1924 году сделал сообщение на заседании Географического общества СССР.
    — В кабинетах островов не открывают, — заявили скептики. Но вот пришло время открытия острова. 13 августа 1930 года высокоширотная экспедиция на ледоколе «Георгий Седов», которую возглавлял «ледовый комиссар» академик О.Ю. Шмидт, достигла  острова, координаты которого назвал профессор В.Ю. Визе. По единодушному желанию участников экспедиции он был назван именем  ученого и нанесен на карту.
        Когда я прочитал живо написанную Вениамином Кавериным приключенческую книгу «Два капитана», что-то в ней мне показалось хорошо знакомым. Позже, совсем неожиданно, вдруг в памяти всплыло письмо-предписание лейтенанта Брусилова штурману Альбанову, которое я переписал в свой блокнот, когда работал с документами в фондах музея Арктики. Раскрыл книгу Каверина. Действительно, то же письмо, но только оно было выдано на имя «штурмана Ив. Дм. Климова» И подпись была иная: «Капитан Татаринов».

Ледокольный пароход "Георгий Седов"

Ледокольный пароход "Георгий Седов"

    

  Страница 12, 3, 4, 5, 6, 7   примечания   

 

Главная История Г.Я. Седов Земляки Природа  Рыбалка Почем рыбка Отдых   Фотогалерея    Моя школа   Контакты Гостевая

Copyright © Лях В.П.  Использование материалов возможно только при условии указания авторства и активной ссылки на источник