ГлавнаяИсторияГ.Я. СедовЗемлякиПриродаРыбалкаПочем рыбка Отдых в Седово ФотогалереяГостевая книга


Георгий Седов

Георгий Седов

Георгий Яковлевич  Седов на капитанском мостике "Святого Фоки"

Георгий Яковлевич  Седов на капитанском мостике "Святого Фоки"

Г.Я. Седов с женой В.В. Май-Маевской и его письмо к ней

Г.Я. Седов с женой В.В. Май-Маевской

Г.Я. Седов с женой В.В. Май-Маевской и его письмо к ней

Астрономический знак экспедиции Седова в бухте Тихая. Вдали  могила механика И.А. Зандера

Астрономический знак экспедиции Седова в бухте Тихая. Вдали могила механика И.А. Зандера

Памятник Седову в Архангельске на набережной Седова

Памятник Седову в Архангельске на набережной Седова

Памятник Седову в г. Ростове на Дону

Памятник Седову в г. Ростове на Дону

Исторический музей Г.Я. Седова на его родине в поселке Седово

Исторический музей Г.Я. Седова на его родине в поселке Седово

Ученики - частые гости в музее Г.Я. Седова

Ученики - частые гости в музее Г.Я. Седова

Первый памятник Г.Я. Седову, установленный в 1966г в поселке Седово, сейчас установлен перед зданием школы

Первый памятник Г.Я. Седову, установленный в 1966г в поселке Седово, сейчас установлен перед зданием школы

Бронзовый жетон жертвователю на экспедицию Г.Я. Седова

Бронзовый жетон жертвователю на экспедицию Г.Я. Седова

 

Русский моряк и ученый Георгий Седов

(к 100-летию Первой русской экспедиции к Северному полюсу старшего лейтенанта Г.Я. Седова)

        В августе 2012 года исполнится 100 лет с того дня, когда старший лейтенант Георгий Яковлевич Седов отправился в свою последнюю экспедицию, первую российскую экспедицию к Северному полюсу. Много это или мало? Очень много, если учесть громадные катаклизмы и изменения, произошедшие в стране, которую Седов считал своей Родиной и горячо любил. Сегодня эта великая страна уже не существует в прежнем виде: слава и подвиг Георгия Седова в наше время по праву принадлежат новым России и Украине, а вместе с ними  всему человечеству.
          Прошло в масштабе человеческой жизни немало времени, но и сегодня не изданы пока еще в обобщенном виде материалы седовской экспедиции. За прошедший век, не открыт не то что памятник, но даже и мемориальная доска в северной столице, где жил и служил Г.Я. Седов. Официальные лица в свое время не пожалели грязи, чтобы облить ею Седова, представив его выскочкой и авантюристом. Морской министр Григорович публично сокрушался, что не может отдать Седова под суд. Знал бы он, что эти  его слова переживут многие другие, сказанные им, потому что и через сто лет будет жива память о Седове. Нашлись  ниспровергатели авторитетов и в 90-е, снова вспомнили  старые стереотипы.
       Да и сейчас подобные нафталиновые мнения  еще  нередко звучат, представляя их идеально непогрешимых авторов большими  знатоками и оригиналами.
        Слава Богу, что есть и другие люди, такие как Федор Конюхов, которого седовский крестик вдохновил на путешествия,  восхитившие мир. Есть тысячи архангелогородцев, которые настояли, чтобы на набережной Седова в Соломбале, откуда ушел в бессмертие "Святой Фока", появился  памятник отважному моряку. Памятник есть в Ростове-на-Дону. Выпускники Ростовского мореходного училища гордо именуют себя седовцами, в музее училища немало материалов о Г.Я. Седове.
         Имя Георгия Седова живет на географической карте, с этим именем были связаны многие другие, более поздние  героические свершения нашей страны в Арктике, такие как беспримерный дрейф ледокола "Георгий Седов", плавание "напролом" к полюсу атомного ледокола "Арктика", доставившего на вершину мира древко Седовского флага.
       Для многих поколений русский моряк Георгий Седов был символом мужества, целеустремленности, офицерской чести. Но всегда  были люди, готовые мужество назвать глупостью, верность долгу фанатизмом, а инициативу стремлением к карьере.
      Один из самых знаменитых полярных исследователей мира норвежец Фритьоф Нансен, проанализировав осенью 1913 года результаты работ Седова на Новой Земле, в своем интервью газете "Новое время" сказал: "Если бы даже Седову и не удалось достичь Земли Франца-Иосифа, то и в таком случае собранный им научный материал достаточен, чтобы считать результаты экспедиции очень и очень полезными". "Эти слова, - пишет в своей статье  московский  ученый и путешественник П.В. Боярский, -  необходимо помнить, так как до революции, а затем и в последние десятилетия ХХ века те, кто не мог совершить подобное,  неоднократно пытались облить грязью и самого Седова, и результаты его экспедиции, и тех, кто помогал ее организовать".
       В Москве есть памятник Ф.Нансену, который был большим другом России, он в свое время жертвовал деньги на экспедицию Г.Я. Седова. Но, увы, и в нынешней столице нет никакого мемориального упоминания о Седове. А ведь он бывал в Москве, встречался с В. Гиляровским, другими известными москвичами. Улицы имени Седова есть и в Москве, и в Санкт-Петербурге, во многих других городах России, Украины и других государств,  но в честь кого они названы для многих жителей иногда  секрет, учитывая, что фамилия Седов не уникальна.
       В интернете есть немало упоминаний, что якобы в каком-то северном городе есть памятник собаке Фраму, ставшему  ярким символом верности. Вожак стаи Фрам не вернулся на судно, навсегда остался на могиле Седова. Трогательная история, ей посвящено стихотворение известного  поэта Эдуарда  Асадова. Но памятника такого, увы, нет. Зато на одном питерском сайте я прочитал призыв соорудить в северной столице памятник собаке В.В. Путина.
         Наверное, в этом наша ментальность. Мы не очень стремимся знать свою историю, как будто даже стесняемся ее. Это норвежцы поставили знаменитое судно "Фрам", на котором плавали Ф. Нансен и Р.Амундсен, на вечную стоянку, превратили его в музей. У  нас седовского "Святого Фоку" просто бросили на произвол, ветрами его вынесло на северодвинский остров Шилов, где его растащили на дрова. Палатку, в которой умер Г.Седов продали мяснику на фартуки(!). Дом в Архангельске, где жили члены седовской экспедиции власти вероломно снесли. Шхуна "Запад", сыгравшая в фильме "Георгий Седов"роль "Святого Фоки" догнивает в Архангельске и будет сдана на металлолом. На родине Седова в приазовском поселке Седово в шестидесятые годы было отдано под застройку старое кладбище, где были похоронены первые поселенцы поселка.  К сожалению, не поставили никакой часовенки, никакого знака, куда можно было бы принести цветы. В поселковый парк перенесли только прах  нескольких революционеров. Теперь все эти факты - наша история, она могла быть иной, но мы сделали ее такой.  Известно, что в седовской экспедиции был снят первый в мире фильм об Арктике. Но увидеть этот фильм не так просто, хотя с 1938 года он находится в архиве.  Несколько  кинематографических сайтов анонсируют возможность "скачать" художественный фильм "Георгий Седов", но на самом деле  фильма нет. Зато пошлость представлена во всех ипостасях.
        Есть, конечно, у нас люди, которые стремятся что-то делать  по сохранению и увековечиванию. Но, как всегда, в дефиците реальные дела, как всегда на это нет денег. Просто неприлично вызывающе растут величественные особняки и офисы, но рушится, сносится и обесценивается историческое  наследие. Что оставим мы нашим потомкам - ондулин, сайдинг, металлопластик? Неприступные дворцы олигархов? Или их самих, как пример для подражания?
         Седов не был революционером, подобно В.А. Русанову, отправившемуся в том же 1912 году в другую экспедицию, пропавшую в просторах Арктики. Он называл открытые им географические объекты в том числе и именами членов царской семьи. Но Г.Я. Седов, особенно после русско-японской войны, был критически настроен по отношению к существующим порядкам на флоте и в стране. Седов полагал, что русский народ должен более активно проявлять свою волю, рассчитывал на нее, обращаясь к российским гражданам с призывами организовать экспедицию к Северному полюсу. Он сам являл собой пример инициативы, настойчивости в достижении цели. Тогда   это было непривычно, да и сейчас еще сильны последствия векового бесправия и тупого гулаговского террора, сгубившего миллионы жизней, отучившего мыслить и иметь собственное мнение. Не лучше  и одурачивающая политика новых переписывателей истории, возводящих на пьедестал одиозные мумии.  И все же очень не хочется думать, что со времен Седова ничего не изменилось.
         На собственные деньги когда-то Г.Я. Седов издал брошюру, в которой призывал предоставить женщинам равные права в получении морского образования. Он очень любил свою мать, сестер и, наверное, думал о них, об их тяжелой доле, когда писал эту брошюру, многим кажущуюся наивной, ни к кому конкретно не обращенной.
         Выйдя из самых народных низов, Седов никогда не забывал своих корней и обращался он именно к народу, который хотел видеть иным, не уступающим другим европейским нациям. Ведь сам Георгий Яковлевич, до 14 лет неграмотный, стал блестящим гидрографом, морским офицером,  участником и руководителем успешных экспедиций, прекрасным картографом, известным в научных кругах  человеком. Он сделал себя сам, но в петербургских салонах шептали за его спиной, что хватит с них, дескать, и одного Ломоносова. К этому имени, так же как и к имени Д.И. Менделеева Седов относился с огромным уважением.
         Г.Я. Седов не мог стать и не стал типичным "золотопогонником", хотя вдова участника седовской экспедиции и близкого друга Седова художника Н.В. Пинегина вспоминала, как, увидев в их квартире в 30-е годы портрет Седова, ярый "особист" злобно изрек: "Ишь, развесили золотопогонную сволочь!" Седов приглашал матросов за свой стол, чем вызывал недовольство некоторых членов команды типа ветеринара Кушакова, ютился с матросами в одной палатке. Отправленный с донесением бывший капитан "Фоки" Захаров ночевал в палатке сам, вынуждая матросов дрогнуть под перевернутой шлюпкой. Характерно, что и в попутчики себе, идя на полюс, Г.Я. Седов выбрал простых матросов. Для него было важно врожденное чувство благородства и самоуважения, непоказного мужества, которое было в этих простых русских людях. Он и сам был исключительно цельным, убежденным, сильным человеком. Любовь Георгия Седова к его жене Вере вела его ледяными путями Арктики, их роман может стоять в ряду самых замечательных романтических историй   всех времен и народов.
        Когда-то, учась в Седовской средней школе, в том самом поселке, где когда-то ходил по выбитым телегами песчаным дорогам в церковно-приходскую школу 14-летний Егор Седов, я не раз слышал рассказы об этом мужественном человеке не только в школе, но и дома. Мой дед Петр Павлович Хандюков учился вместе с Седовым и даже какое-то время сидел с ним за одной партой, хотя и был на  три года  младше. Дядя Григорий Петрович Хандюков рассказывал, как сошел "красавец" Георгий Седов на пристани в свой  приезд на родину, в казачий хутор Кривая Коса, через десятилетия названный поселком Седово. Его интервью об этом вошло в документальный фильм Киевской киностудии. Кстати, построенная казаками церковь Петра и Павла, при которой учился Седов, как раз и  находится на  улице, где прошло детство автора этой статьи, она была   названа в революционные времена именем  главного организатора геноцида казаков   Свердлова. Это, к сожалению, одно из немногих зданий, оставшихся с той поры. Все остальное неуклонно  рушится, сносится, перестраивается. Спилен до основания тополь, помнивший Седова, разрушен  уникальный дом купца Козлова, в строительстве которого принимал участие отец Седова Яков Евтеевич, по-уличному Яшка-пильщик.  В этом никто не виноват, я говорю это абсолютно искренне, это естественный, обычный   ход событий, неизвестно, что должно произойти, чтобы он изменился.
         Все, слышанное в детстве о Г.Я. Седове, скажу честно, не оставило тогда глубокого следа, это воспринималось, как  обязательная  школьная  программа. Так же, как в зрелом возрасте мы приходим к "своему" Гоголю, Тургеневу, Пушкину, так я пришел к Седову.  Много раз пересмотрел экспонаты седовского музея в поселке Седово, перечитал воспоминания участников экспедиции Н.В.Пинегина, В.Ю.Визе, многих авторов, "перерыл" Интернет. Наверное в этом главная проблема современной  школы: она пытается дать готовые знания. Это не формирует активную жизненную позицию.  Чтобы знания стали убеждениями нужна активная работа самого человека -вот это и должна обеспечить школа.
        Вот что писал в своей статье знаменитый   путешественник и телеведущий Юрий Александрович Сенкевич: "Имя Георгия Яковлевича Седова необычайно популярно в нашей стране. Именем его названы архипелаг и остров, мыс и пик, пролив, два залива, две бухты... Именем его назван поселок Седово (бывшая Кривая Коса), где он родился и где сейчас готовится к открытию музей Георгия Яковлевича Седова. Улица Седова есть и в Москве, и во многих других городах и поселках. Именем  Седова называли и называют корабли - вспомните, например, героический, длившийся 812 суток дрейф ледокольного парохода "Георгий Седов", который пересек Северный Ледовитый океан.
         Десятки книг и многие сотни статей посвящены жизни и деятельности Георгия Яковлевича Седова. Вполне правомерно и то,  что историки вновь и вновь обсуждают мельчайшие детали его последней экспедиции, героической и трагической одновременно. Так что же все-таки - "подвиг" или "безумная попытка"? Задним числом, зная уже, чем закончилась экспедиция, трудно отвечать на этот вопрос. Разве не "безумной попыткой" выглядело плавание к Земле Франца-Иосифа с запасом угля на двое суток? Но они дошли! И с полным основанием писал Седов: "Наша экспедиция совершила подвиг".
        Каждый, наверное, человек задумывается над вопросом: что такое подвиг? И каждый, наверное, даст свой ответ. Но можно  ответить и так: подвиг - честное исполнение долга, взятых на себя обязательств. Не все и не всегда находят в себе силы на  это. Потому и называют подвигом то, что для большинства людей кажется невозможным, а иногда безумным...    "Безумству храбрых поем мы песню..." Поем потому, что только мужество рождает мужество. Трусливая осторожность бесплодна".
         В Интернете десятки тысяч сайтов содержат информацию об экспедиции Г.Я. Седова, о нем самом.   Причем это не официоз, а по большей части материалы, вызванные интересом людей к истории экспедиции, к личности ее организатора. И в то же время сложно или практически невозможно найти материалы о всесильных в начале 20 века  личностях: морском министре Григоровиче, пресловутом редакторе газеты "Новое время" М.А. Суворине (я не смог даже найти его фотографию), руководителе Адмиралтейства М.Е. Жданко (его племянница  Ерминия случайно оказалась в составе еще одной российской арктической экспедиции 1912г под  руководством лейтенанта  Г.Л. Брусилова на судне "Святая Анна" и, вероятно, погибла). Почти нет информации о капитане  Ислямове, получившем  награду за то, что он не нашел экспедицию Седова, о других славных тогда  капитанах, в угоду морскому министру не соглашавшихся искать седовскую экспедицию. Ведь Седов был для них офицером "черной кости". Практически нет информации об участниках  седовской экспедиции, сыгравших отрицательную роль в ее истории: ветеринаре Кушакове, "капитане" Захарове. Случайно я наткнулся на заметку, из которой узнал, что Кушаков обретался потом на Диксоне, где сооружалась радиостанция, но, несмотря на  нешуточные усилия, славы и там не стяжал.
         В то же время много хороших статей о летчике Яне Нагурском, искавшем экспедицию на самолете "Фарман" с огромным риском для жизни. Нагурский был личностью, наверное в этом все дело! К сожалению, нет или почти нет материалов о жене Седова Вере Валерьяновне Седовой, о ее судьбе. Вдова Седова, по воспоминаниям знавших ее людей, была настоящей дамой, держалась гордо, но жила одиноко, затворницей, мало где бывала. Жила она в небольшой трехкомнатной квартире в общежитии при Доме ученых на улице Халтурина.  Квартиру и   ежемесячную  пенсию она получила от правительства СССР, как вдова известного русского полярного исследователя. Умерла жена Седова в 1963 году. В ее кабинете-спальне среди многочисленных картин и портретов висела фотография Седова и в золоченой раме - громадный портрет белого генерала Владимира Зеноновича Май-Маевского, ее дяди. Его образ мы можем видеть в фильме "Адъютант его превосходительства".
          Почему же через сто лет после отплытия экспедиции Г.Я. Седова сохраняется интерес и к самой экспедиции, и к личности ее начальника, когда к полюсу уже давно ходят туристы, в то время как не вызывают интереса многие важные персоны того периода? Думаю, ответ ясен. Георгий Седов интересен нашим современникам, как личность, как простой, земной человек. Интересна ситуация в которой оказался он и может оказаться каждый из нас , когда на карту поставлена честь страны. Седов не юлил, не искал лазеек, не жертвовал людьми, он выполнил свой долг до конца. Он все-таки показал миру, каков может быть русский человек, русский офицер. То есть своей цели, своего "полюса" он все-таки достиг!
         Бездарное, безнравственное правительство, дельцы из "седовского" комитета бросили экспедицию в самый трудный момент. Посылка судна с углем, как заранее планировалось, обошлась бы во много раз дешевле, чем потом бесплодные поиски экспедиции под давлением общественности. Две русские экспедиции 1912 года погибли почти в полном составе вместе с судами и только седовская вернулась, при этом спасла двоих уцелевших моряков из экспедиции Брусилова: матроса А.Конрада и штурмана В.И. Альбанова.
        С того времени прошло почти сто лет. Ветшают материальные свидетельства экспедиции, простоявшие долгие годы под полярными ветрами: деревянные астрономические знаки, кресты. Почти ничего не создается, чтобы сохранить память об экспедиции для последующих поколений. Нет  достойного памятника на мысе Аук, где по свидетельству матросов Линника и Пустошного был похоронен Г.Я. Седов. Не удивительно, что многие за могилу Седова принимают астрономический знак экспедиции на острове Гукера, в месте второй  зимовки экспедиции, около которого находится могила механика со "Святого Фоки" И.А. Зандера, эта ошибка кочует с сайта на сайт. Вероятно нужна специальная  программа по увековечиванию памяти русских полярных экспедиций, новые Россия и Украина вправе гордиться подвигом своего славного сына и участников Первой русской экспедиции к Северному полюсу. Это наша история, и другой истории у нас нет.
         В Пскове есть памятник героям книги В. Каверина "Два капитана", одним из прототипов которой по свидетельству автора был Георгий Седов. Правда, похож капитан Татаринов  на ...О.Ю. Шмидта. Как это типично для нас: мы можем ставить памятники  литературным героям, но не иметь даже простой мемориальной доски в память об их прототипе -  человеке, ставшем символом героизма для многих поколений наших соотечественников.
          Когда-то  главный российский гидрограф генерал  М.Е. Жданко в связи с экспедицией Седова авторитетно заявлял, что России не нужен Северный полюс. Но, странное дело, что он был нужен многим другим странам, включая Венгрию и Италию. Полюс понадобился большевикам вскоре после прихода к власти. 
    Говорят, что история ничему не учит. Может быть она и не должна учить, а учиться мы должны сами? Когда эта статья была уже почти написана, пришло сообщение, что в Ульяновске, несмотря на протесты общественности, власти снесли дом, где жил Игорь Васильевич Курчатов. Но есть и другие сообщения: в ноябре 2010г на родине Г.Я. Седова установлен  монументальный памятный знак в виде большой гранитной "льдины", где помещен портрет знаменитого полярника и  информация о нем. В парке поселка общественной организацией "Возрождение" планируется сооружение памятника  вожаку седовской " полюсной" упряжки Фраму.    
Лях В.П., 2010г

Памятник героям книги "Два капитана" В.Каверина. г. Псков Памятник Фритьофу Нансену в Москве

1. Памятник героям книги "Два капитана" В.Каверина. г. Псков; 2. Памятник Фритьофу Нансену в Москве

 Статьи о Г.Я. Седове     Виктор Старицын "О патриотизме настоящем и мнимом"  Мифы и правда об экспедициях Седова      Шхуна "Святой муч. Фока"

 

Главная История Г.Я. Седов Земляки Природа  Рыбалка Почем рыбка Отдых   Фотогалерея    Моя школа   Контакты Гостевая

Copyright © 2012г, Лях В.П.

Hosted by uCoz